Отсутствие вашей судимости- это не ваша заслуга,а наша недоработка.Ф.Э.Дзержинский

Подогреть на кипучую деятельность можно на ЯндексДеньги №410013391858687


Previous Entry Share Next Entry
Легенды самарского спорта. Братья Жибуртовичи
ivanetsoleg
Братья Жибуртовичи (Николай, Юрий, Павел, Лев) родились в городе Самара в семье Николая Арсентьевича Жибуртовича. Трижды Георгиевский Кавалер, раненый на полях сражений 1-й Мировой войны, приехал в волжский город Самара после этой войны. Полковой писарь сократил его фамилию из Жибурт-Жибуртовича до Жибуртовича и с тех пор её носят все его потомки. Предки же Жибурт-Жибуртовичей были известны среди первых французских колонистов города Одесса...

В Самаре у Николая Арсентьевича, работавшего бухгалтером, родилось четыре сына. Старшим был- Николай (5 мая 1919 года рождения). Потом появился Юрий (1921 года рождения), потом Павел (8 сентября 1925 года рождения), Лев (6 апреля 1927 года рождения)


Четверо братьев Жибуртовичей. Николай Николаевич — слева.

Все братья начали заниматься спортом на стадионе «Спартак», рядом с которым жили. Особо им удавалось хорошо играть в "русский хоккей" (хоккей с мячом). "Канадского хоккея" с шайбой тогда еще в СССР не было. Трое впоследствии стали известными хоккеистами... Лишь Николай не вошел в анналы спорта.

Николай Николаевич учился в Куйбышевском инженерно-строительном институте, откуда ушел на фронт в 1941 году. Он командовал артиллерийским расчетом, был награждён орденами и медалями. Не все награды нашли его сразу. Николай был тяжело ранен, был в плену, в концлагере. Когда его в 1945 г. освободили американцы и он вернулся домой, его не встретили как героя. Время было сложное, побывавших в плену репрессировали.
Позднее, разобравшись во всём, ему вернули все награды и он всегда работал на самых ответственных строительных рубежах (более 20 лет он был директором самого крупного в городе и регионе проектного института «Гражданпроект». Его сын, Жибуртович Юрий Николаевич, тоже стал архитектором-строителем и занимал посты главного архитектора Октябрьского района г. Куйбышев, главного инженера института «Волгогипрозем»).


Жибуртович Николай Николаевич (в центре) с супругой Галиной и братьями.

Хоккей с шайбой появился в СССР после Великой Отечественной войны. В сороковые о забавной игре - когда клюшками по льду гоняли резиновый диск - в нашей стране только слышали: единственным по-настоящему популярным видом спорта был футбол, чуть менее популярным - русский хоккей.

Чтобы исправить положение, весной сорок шестого года председатель Всесоюзного спорткомитета Романов доложил о "серьезном отставании в области канадского хоккея" лично К. Ворошилову, курировавшему тогда по поручению Политбюро физкультуру и спорт. Тот, собрав материалы, рассказывающие об истории вида спорта и его популярности в мире, доложил вождю: мол, весь капиталистический мир играет в странный вид спорта, да и наши соседи - чехи зарекомендовали себя как очень добротная команда, а вот у нас есть большие недоработки. "Надо учиться играть и обыгрывать", - заключил Ворошилов. Говорят, Сталин тогда промолчал, но вскоре на свет появился приказ Спорткомитета о проведении соревнований по хоккею с шайбой в СССР.

Официальным днем рождения хоккея в нашей стране считается 22 декабря 1946 года, когда в Москве, Ленинграде, Риге, Каунасе и Архангельске были сыграны первые матчи первого чемпионата СССР по хоккею с шайбой.

Клуб ВВС МВО (Военно-воздушные Силы Московского военного округа) основан в 1945 году (расформирован в 1953), куда вошли такие виды спорта как футбол, хоккей, баскетбол, волейбол. Покровителем команды был назначен Василий Сталин. Выступал в первых семи чемпионатах Советского Союза по хоккею с шайбой. Костяк составили спортсмены одного из военных училищ, а первым тренером стал молодой Анатолий Тарасов, в 1947 его сменил Коротков. В 1949 команда завоевала серебряные медали. Трёхкратный чемпион СССР.

Вот в эту команду левым крайним нападающим сразу же попал Жибуртович Юрий Николаевич. Из биографии:
Начал играть в хоккей с мячом в 1935 в юношеской команде «Спартак» (Самара). В 1938—1939 играл за команду взрослых. Перед самой войной был призван в армию и направлен в роту обслуживания одного из московских военных училищ. Затем Юрий поступил в это училище и Виктор Эдуардович Василькевич привлек его к большому спорту.

1939—1942 — в ЦДКА и ПВО МВО, 1943—1945 — в команде Московского авиатехнического училища, 1945—1950 — в ВВС (с 1946 — хоккей с шайбой). В хоккее с мячом — финалист Кубка СССР 1945. В хоккее с шайбой — второй призер чемпионата СССР 1949. Провел около 50 матчей, забил 25 шайб. Выступал за сборную Москвы. Один из пионеров развития хоккея с шайбой в стране. Был очень быстрым, стремительным форвардом, отлично ориентирующимся в сложных игровых ситуациях, имел хлесткий точный бросок.

В 1949 году в гости к уже известному хоккеисту Юрию приехал из Ярославля брат Павел. Они провели вместе немного времени, покатались на катке, поиграли минут пятнадцать в хоккей с шайбой. Свидетелями этой игры были Виноградов и Шувалов. Им понравилась манера игры Павла. В конце 40-х Павел служил старшиной подразделения ПВО в Ярославле.

В 1950 году Юрий Жибуртович уже имел звание капитана и учился на третьем курсе Военно-воздушной академии имени Жуковского. В свои 29 лет он говорил, что играет последний сезон.

Сезон 1949/50 годов и оказался для Юрия Николаевича Жибуртовича последним...

Турнирная ситуация для команды ВВС в том сезоне складывалась совсем непросто. Она в конце 1949 года была на первом месте, но, проиграв московским динамовцам, разделила лидерство с ЦДКА. Василий Сталин, командующий ВВС Московского военного округа, делал все, чтобы летчики впервые стали чемпионами СССР. Из армейской команды в ВВС сразу после Нового года был переведен лучший нападающий страны Всеволод Бобров. Были и другие кадровые решения. Игра против челябинского «Дзержинца» должна была стать дебютом Боброва в новом коллективе. Одной из причин того, что команда полетела в Челябинск самолетом, считалась необходимость для Боброва сыграться с новыми партнерами.
Обычно в те времена и футболисты, и хоккеисты добирались на игры поездом. Однако Василий Сталин, как говорят, «используя служебное положение», отправлял своих любимцев самолетами, находившимися в составе ВВС МВО. Правда, тот роковой рейс, как вспоминали ветераны хоккея, не должен был состояться вообще. Летчики должны были ехать поездом с Казанского вокзала. Но играющий тренер Борис Бочарников, понимавший, что трое суток в поезде могут сказаться на спортивной форме коллектива, буквально упросил генерал-лейтенанта Сталина предоставить самолет, чтобы, вылетев в шесть утра 5 января, к вечеру быть в Челябинске и два-три дня потренироваться.

"Жил Юрий в одном из домов за стадионом «Динамо», неподалеку от Центрального аэродрома, располагавшегося на Ленинградском шоссе, откуда должен был взлететь самолет с командой ВВС. И тем не менее Юрий явно запаздывал к вылету – такое, впрочем, с ним случалось весьма часто, это знали все, его даже звали «капушником». Чтобы поспеть на самолет, Жибуртович изо всех сил припустил бегом через Петровский парк и на сей раз хотя и взмыленный, но прибыл вовремя" (из книги Салуцкого Анатолия "Всеволод Бобров", Издательство: Физкультура и спорт, 1987).

Погода резко ухудшалась. Уже во время посадки в Казани стало ясно, что метеоусловия в Челябинске тяжелые. Урал был практически закрыт для авиации. Но Борис Бочарников, только-только ставший тренером команды, хотел добраться в пункт назначения как можно быстрее. Кинулся звонить Василию Сталину. Тот после долгих уговоров дал добро на роковой полет.
Снег и ветер усиливались, и о том, чтобы лететь в Челябинск, пришлось забыть. С-47 получил приказ садиться в Свердловске. Погода и там была «на грани». Четыре раза летчики пытались зайти на посадку, но каждый раз неудачно. Пятый заход стал роковым...

По официальной версии, «Дуглас» разбился потому, что был дезориентирован сигналами приводной радиостанции с находившегося рядом военного аэродрома «Арамиль». Радиостанции двух аэропортов по халатности работали на одних и тех же частотах, в результате чего экипаж в конце концов потерял ориентировку в пространстве (визуально садиться было невозможно из-за сильного снега), и самолет рухнул на землю. Из 13 членов команды ВВС и 6 летчиков не выжил никто.

Расследование катастрофы поручили Ф.Ф. Прокопенко, служившему в управлении боевой подготовки Московского военного округа. По мнению Прокопенко, катастрофа произошла из-за целого ряда неблагоприятных факторов. Во-первых, сказались сложные метеоусловия в районе Среднего Урала, из-за чего ряд аэродромов закрыли и все самолеты направлялись на аэродром Кольцово. Но и здесь погода была на пределе метеоминимума.
Во-вторых, в полной мере проявились негативные последствия ведомственного подхода: местные диспетчеры заводили на посадку в первую очередь «свои», пассажирские самолеты. Чтобы военный Ли-2 не создавал помех этим «бортам», его отправили в зону ожидания, на верхние эшелоны. Ожидание длилось довольно долго; за это время стемнело, сохранялась интенсивная болтанка, на борту пассажиры стали проявлять беспокойство, да и экипаж занервничал. Хоккеисты сбились в хвост, что для такого небольшого самолета создавало определенные проблемы в пилотировании.
К тому же в нескольких километрах от аэродрома Кольцово находилась другая, плохо оборудованная полоса аэродрома Арамиль, имевшая свой радиопривод с частотами, близкими к частотам аэродрома Кольцово, и с близким курсом захода на посадку. На него-то ошибочно и настроился штурман Ли-2. Майор Зотов, опытный летчик, проходя этот привод, посадочную полосу не обнаружил; ушел на второй круг. Вновь снизившись, включил прожектор, который в условиях интенсивного снегопада создал «экран», похожий на светящуюся стену. Это и стало последним, роковым обстоятельством.
На месте катастрофы нашли искореженную груду металла, а также несколько пар хоккейных коньков с чудовищно изогнутыми лезвиями. По сломанному пополам серебряному рублю 20-х годов опознали врача команды Гальперина. Он всегда носил с собой этот талисман, который, увы, не спас его от смерти. В одном из кусков самолетной обшивки сохранилась колода игральных карт: Борис Бочарников - завзятый преферансист.

Самое известное «спасение» - это судьба Всеволода Боброва, в те времена лучшего хоккеиста и футболиста СССР. Одни говорили, что он с кем-то выпивал и поэтому опоздал к самолету. Другие, в том числе и наш выдающийся тренер Анатолий Владимирович Тарасов, рассказывали и писали о том, что он якобы даже успел добраться до аэродрома и бежал за самолетом, но его не заметили. Третьи считали, что Бобров, которому приписывают ставшую крылатой фразу «Тренируется тот, кто играть не умеет», вообще собирался ехать поездом и прибыть прямо к игре. Сам же Всеволод Михайлович писал о том, что его подвел будильник, поставленный на 4 часа утра (самолет улетал в 6).

Всеволод Бобров (источник фото)

Всеволод Михайлович в своих мемуарах, названных «Капитан олимпийских команд», свидетельствует: «То, о чем я сейчас собираюсь рассказать, для меня настолько странно и необычно, а события настолько тягостны, что, когда я об этом вспоминаю, то, что произошло много лет назад, стоит перед моими глазами настолько отчетливо и живо, будто это было несколько дней назад.

Перед самым Новым годом подписан приказ о моем переводе в ВВС МВО. Новый коллектив, новые товарищи, среди которых много выдающихся хоккеистов, - все это интересно, но с особенным интересом я ждал первых игр в новом коллективе. Через несколько дней после Нового года я вместе со своей командой должен вылететь на Урал, в Свердловск и Челябинск: там предстояли очередные игры на первенство СССР по хоккею.

Вылет был назначен на 6 часов утра. Как сейчас помню, придя домой, я завел будильник, поставив его на 4 часа утра. И еще, кроме того, сказал своему младшему брату Борису, чтобы он, услышав звон будильника, разбудил меня. Но, проснувшись в 7-м часу утра, я увидел, что будильник остановился еще ночью, а братишка сладко спит. Проспал! А ребята, наверное, улетели. Что же теперь делать? И как бы в ответ на это кто-то отчаянно стал звонить в квартиру. Это был администратор хоккейной команды Н.А. Кольчугин. «Михалыч, спишь?» - спрорсил он.

«Проспал, Николай Александрович, - ответил я. - Как теперь быть-то?»

«Ну что ж делать? Поедем вечером поездом. Ты уж будь дома, а я побегу за билетами! С вокзала позвоню тебе».

«Да, подумал я, нехорошо получилось, и с будильником что-то стряслось».

Борис Михайлович Бобров, родной брат именитого спортсмена, добавляет к этому описанию следующее: «Всеволод пришел домой примерно в десять часов вечера, и около одиннадцати мы улеглись. Наши кровати стояли рядом, а в головах - тумбочка с будильником. Будильник старый, проверенный и надежный, никогда раньше не отказывал. Всеволод его завел и передал мне, а я, хорошо помню, когда ставил его на прикроватную тумбу, еще раз на него взглянул и приложил к уху - на всякий случай, по привычке. Все в порядке! Почему он остановился ночью и не зазвонил - одному Богу известно!»

Вечером того же дня Бобров и Кольчугин благополучно сели в поезд и выехали в Челябинск. Когда поезд стоял в Куйбышеве, по вокзальному радио объявили: «Майора Боброва просят немедленно зайти в военную комендатуру». Там, в комендатуре, Всеволоду и сообщили о гибели команды ВВС в авиационной катастрофе.

Справедливости ради, стоит сказать, что данный рассказ, все же, может быть оправдательным, так как если бы выяснилось что либо другое, то могли бы быть и... плохие последствия. Ведь, например, Олег Маркович Белаковский, друг Всеволода Боброва, рассказывал: "Женщина спасла его. Василий Сталин, всесильный сын вождя, искал же его тогда по всей Москве, а он был с женщиной у нее на квартире".

Кстати, еще одним человеком, который не попал в разбившийся С-47, был один из самых известных советских тренеров, а в то время 19-летний хоккеист и футболист ВВС Виктор Васильевич Тихонов.

В 1950 году о гибели хоккеистов и экипажа было известно немногим. Тогда такие катастрофы тщательно засекречивались. Даже матч «Дзержинец» - ВВС не был отменен, хотя играла (и выиграла) уже другая команда. Скрывали детали катастрофы до конца шестидесятых годов. Именно тогда появились первые материалы на эту тему и был опубликован полный список погибших. А в январе 1950 года, через пару недель после 70-летия генералиссимуса Сталина, омрачать народные торжества сочли невозможным. Никаких официальных сообщений не было. Команда ВВС продолжала играть, причем в ее состав были включены игроки, фамилии которых были привычны слуху болельщиков. В те времена дикторы объявляли составы команд без упоминания имен. Место погибшего Юрия Жибуртовича занял.... его брат Павел.

Из воспоминаний легендарного хоккеиста Виктора Шувалова: "Мы из Челябинска поехали в Свердловск, где нас повели в ангар. Там лежали искореженные тела ребят. Смотреть на это было невозможно. Но мы смотрели. Потом играли. А после игры хоронили…."


Шувалова с самолета снял лично сын Сталина (Фото: ИТАР-ТАСС)

Хоронили погибших торжественно, с подобающими воинскими почестями и салютом. Над братской могилой воздвигли обелиск. Каждый раз, когда Всеволод Бобров приезжал в Свердловск, он первым делом отправлялся на кладбище около Кольцовского аэропорта, умудряясь даже в зимнюю стужу доставать где-то живые цветы.


Братская могила экипажа и хоккейной команды В.Сталина ВВС МВО (отчество Юрия указано неверно!)

Считается, что по совету Виноградова и Шувалова (помните присутствующих на совместной тренировке братьев в Москве в 1949 году?) после авиакатастрофы срочной телеграммой Павла Николаевича Жибуртовича отозвали в распоряжение команды ВВС. И свой первый матч Павел сыграл, когда... труп его родного брата еще не был захоронен....

Павел Жибуртович

В команду ВВС вернулись Арик Чаплинский, Александр Стриганов, Александр Афонькин, пригласили и некоторых новичков. Вместе с Виноградовым и Шуваловым их посадили в поезд и отправили в Челябинск, где во что бы то ни стало предстояло провести игру.

Она была незабываемой. В Челябинске знали о катастрофе. Переполненные трибуны горячо болели не за хозяев поля, а за гостей - команду ВВС. Все понимали, что летчики играют не только за себя, но и за погибших товарищей. Всеволод Бобров в том матче играл виртуозно, и, к всеобщему ликованию, команда ВВС победила со счетом 8:3.

Поскольку диктор, объявляя составы команд, называл только фамилии - без имен, а половина фамилий оказалась болельщикам знакомой по привычному составу ВВС, то многие в тот день решили, что катастрофа в Свердловске - всего лишь слухи. Но когда объявили, что новым играющим тренером команды ВВС назначен Всеволод Бобров, все прояснилось окончательно.

Тот сезон летчики доигрывали всего лишь двумя пятерками хоккеистов, и команде Всеволода Боброва не хватило всего лишь одного очка, чтобы стать бронзовым призером чемпионата.

Жибуртович впервые принял участие на матчах за первенство СССР. Незаурядного и трудолюбивого спортсмена сразу отметили специалисты. С этого времени Павел Жибуртович стал профессиональным хоккеистом, надеждой и гордостью Советского Союза.
Основной особенностью Павла Жибуртовича была его неудержимость и самоотверженность на льду. Точность передача и мощность броска, позволяли переигрывать самых мастеровитых соперников. Жибуртович отличался высокой скоростью и надежностью. В нем прекрасно сочетались амплуа защитника и нападающего, поэтому долгое время мировые специалисты никак не могли определиться, в качестве кого он играет лучше. Выделялся осмысленностью своих действий, тонким расчетом.
В любой игровой ситуации действовал предельно осмотрительно и дисциплинированно. Одним из первых советских защитников стал регулярно применять ловлю шайбы на корпус.

Из биографии: В 1944—1946 — в команде ПВО МВО, 1947 —в «Спартаке» (Подольск), 1948—1949 — в «Торпедо» (Ярославль). В 1950 переключился на хоккей с шайбой. В 1950—1953 —в ВВС, 1953—1955 —в ЦДСА, 1955—1962 —в «Динамо» (М). Чемпион СССР 1951—1953, 1955. Второй призер чемпионата СССР 1954, 1959, 1960, 1962, третий призер 1956—1958. Провел 248 матчей, забил 38 голов (в «Динамо»—180 матчей, 18 голов; в ВВС — 52 матча, 17 голов; в ЦДСА—16 матчей, 3 гола). Обладатель Кубка СССР 1952, 1954. Финалист Кубка 1951, 1956. Чемпион I зимней Спартакиады народов СССР 1962 и зимней Спартакиады народов РСФСР 1958. Чемпион мира и Европы 1954. Второй призер чемпионата мира и Европы 1957. Сыграл на этих турнирах 11 матчей. Чемпион Всемирных зимних студенческих игр 1953. Один из лучших защитников страны 50-х гг. Заслуженный мастер спорта (1953)

— Играть я начал в Куйбышеве, затем попал в знаменитый клуб Василия Сталина ВВС, потом в ЦДСА, и, тем не менее, считаю себя динамовцем, — вспоминал Павел Николаевич.


Игровой момент: Иван Трегубов, Виктор Шувалов, Павел Жибуртович. Вратарь – Николай Пучков.1951-52 годы

Свой первый официальный матч сборная СССР по хоккею провела 11 марта 1953 года в Москве и уверенно обыграла команду Норвегии - 6:0. Весной 1953 года советская хоккейная федерация была принята в члены международной лиги хоккея. И уже в январе 1954 года советская дружина провела свой первый в истории международный матч, победив в Тампере сборную Финляндии со счетом 8:1. Затем был тот самый триумф в Стокгольме, после которого "канадский хоккей" окончательно стал для всего Советского Союза своим видом спорта.

По воспоминаниям очевидцев самым главным испытанием для советской сборной стал матч с родоначальниками хоккея - канадцами. "Кленовые листья" к тому времени носили звание 15-кратных чемпионов мира. Сборная СССР на протяжении всего матча демонстрировала невероятную игру с сумасшедшими комбинациями и потрясающими по красоте голами, буквально раздавив хваленых канадцев - 7:2.
Возвращение домой стало для наших хоккеистов по-настоящему триумфальным. Героев ледовых баталий знала вся страна. Вратари Николай Пучков и Григорий Мкртчян, защитники Альфред Кучевский, Дмитрий Уколов, Александр Виноградов, Павел Жибуртович, Генрих Сидоренков, нападающие Всеволод Бобров, Виктор Шувалов, Алексей Гурышев, Юрий Крылов, Михаил Бычков, Александр Уваров, Валентин Кузин, Евгений Бабич, Николай Хлыстов, Александр Комаров. По словам очевидцев, после победы в Стокгольме Союз охватила настоящая "хоккейная лихорадка". На многочисленных ледовых площадках во дворах детвора играла в "матч против канадцев"


Братислава 1953 год (источник фото)


Товарищеская встреча сборной СССР с командой Чехословакии. Справа налево: Всеволод Бобров, Николай Пучков, Григорий Мкртычан, Алексей Гурышев, Альфред Кучевский, Виктор Шувалов, Павел Жибуртович, Николай Сологубов, Валентин Кузин, Иван Трегубов, Дмитрий Уколов, Евгений Бабич,
Юрий Бычков, Александр Уваров, Юрий Крылов, Николай Хлыстов, Борис Петелин, Александр Комаров. Стадион «Динамо», 1954 год. Журнал «Огонек», фото А. Бочинина


1955 год. Из воспоминаний Виктора Шувалова (чемпиона мира 1954 и 1956 годов и чемпиона Олимпийских Игр-56): «На чемпионат мира 1955 года Канада привезла усиленный состав. Видать, поняли, что русских на одном коньке не обыграешь. Тогда как-то все совпало против нас. Отчаянно нам не везло, У динамовской тройки Крылов – Уваров – Кузин после наигранных комбинаций шайба каким-то чудом не попадала в ворот. А у канадцев, считайте, все залетало. Братья Варвики (Уорвики – Л.Р.), из бывших профессионалов, мастерски отыграли, конечно. В общем, получили оплеуху 0:5. Однако ж чемпионами Европы стали. Вернулись домои и ничего материального не получили. «За муку играли». Играли на новокаиновых уколах, Пашка Жибуртович со сломанным пальцем на лед выходил...»


Товарищеский матч 1955 года. СССР - Швеция.Обзор.Хоккей.
СССР: Пучков; Жибуртович — Трегубов, Кучевский — Сологубов; Бабич — Шувалов — Бобров, Крылов — Уваров — Кузин, Бычков — Гурышев — Хлыстов.
Швеция: Ларс Свенссон; Свен Тунман - Ларс Бьёрн, Оке Лассас - Виллгот Ларссон; Рольф Петерссон - Стиг Карлссон - Эрик Юханссон, Бенгт Ларссон - Свен Тумба-Юханссон - Ханс Эберг, Ларс-Эрик Лундвалл - Ёста Юханссон - Сигурд Бремс.


ЦСК МО Москва- чемпион СССР 1955 года. Верхний ряд: Всеволод Бобров, Виктор Шувалов, Николай Пучков, Павел Жибуртович, Генрих Сидоренков, Юрий Баулин, Константин Локтев, Григорий Мкртычан, Юрий Пантюхов, Юрий Копылов, Анатолий Владимирович Тарасов (старший тренер). Нижний ряд : Николай Сологубов, Александр Комаров, Иван Трегубов, Дмитрий Уколов, Александр Черепанов (источник фото).


Сборная Москвы на выездном товарищеском матче по хоккею (слева направо): Всеволод Бобров, Александр Осмоловский, Алексей Гурышев, Виктор Шувалов, Павел Жибуртович, Владимир Меньшиков, Евгений Бабич и Юрий Баулин. 1970-71 годы

По окончании большой спортивной карьеры, Павел Николаевич стал инструктором-методистом одного из районных советов физкультуры МГС "Динамо" - 1963-85 (есть также информация, что он служил в Управлении кадров КГБ). Избран в Зал Славы Отечественного хоккея (2004). Скончался 21 февраля 2006 года в Москве. Похоронен на участке №24"Г" Хованского (Центрального) кладбища в Москве.



Третий брат, Лев, также стал хоккеистом. Начинал он в куйбышевском "Спартаке" как футболист и хоккеист с мячом.

Играл - "Труд" Куйбышев: 48/49, "Спартак" Москва: 49/50, "Спартак"-клубная Москва: 53/54.
В составе "Спартака": 1 игра.

Тренер Облсовета "Динамо" Куйбышев: 47/48-48/49. Старший тренер "Спартака" Куйбышев: 55/56.
Старший тренер СКВО/СКА Куйбышев: 56/57, 58/59, 62/63-67/68.

Лев Николаевич Жибуртович

P.S. Николай Николаевич Жибуртович скончался в Самаре в 2001 году. Кстати, своего сына он назвал Юрием в честь погибшего брата.
Юрий Николаевич Жибуртович погиб 5 января 1950 года в авиакатастрофе вместе с командой ВВС МВО...
Павел Николаевич Жибуртович скончался 21 февраля 2006 года в Москве.
О дальнейшей судьбе Льва Николаевича Жибуртовича мне неизвестно.

Бесспорно, что имена братьев Жибуртовичей являются символами куйбышевского/самарского хоккея. И удивительно, что о них мало кто знает из самарцев. А ведь с ними связаны многие вехи в истории всего хоккея России...

Есть данные, что Всеволод Бобров дважды был в Куйбышеве в гостях. Сначала приехал к вратарю сборной СССР Павлу Жибуртовичу, который сам летом 1952 года гостил здесь у своих родителей, а затем проездом, ненадолго заскочил к игроку первого чемпионского состава Александру Виноградову, который в 1961 году возглавил новый армейский клуб - куйбышевский СКА. Вместе с ним в Куйбышев приехали вратарь Виктор Зингер и защитник Иван Трегубов. Говорят, Бобров смотрел тренировку, которую проводил его товарищ на хоккейном корте стадиона «Динамо». Рассказывают, что во время занятия произошел забавный случай. Один из молодых хоккеистов стал жаловаться, что он вчера был на дне рождения у товарища и немного перебрал спиртного, а затем попросил его отпустить. Но Виноградов сказал, что тот, наоборот, будет тренироваться еще час после того, как все уйдут. При этом указал на Боброва и заявил: «Мы с Всеволодом Михайловичем по литру коньяка выпивали, а на следующий день по три гола каждый забивали».

Читать другие главы книги "ЛЕГЕНДЫ САМАРСКОГО СПОРТА":
1.Николай Петров- http://ivanetsoleg.livejournal.com/255986.html
2.Владимир Кейлин- http://ivanetsoleg.livejournal.com/258559.html
3.Зульфигар Аббасов- http://ivanetsoleg.livejournal.com/275209.html
4.Василий Шишов- http://ivanetsoleg.livejournal.com/280346.html
5.Юрий Капсин- http://ivanetsoleg.livejournal.com/284996.html
6.Ольга Старикова- http://ivanetsoleg.livejournal.com/290115.html
7.Александр Сизоненко- http://ivanetsoleg.livejournal.com/291339.html
8.Владимир Петров- http://ivanetsoleg.livejournal.com/293458.html
9.Игорь Егоров- http://ivanetsoleg.livejournal.com/346029.html
10.Павел Иванников- http://ivanetsoleg.livejournal.com/353562.html
11.Владимир Шиханов- http://ivanetsoleg.livejournal.com/355583.html



  • 1
Спасибо. Очень интересно.

Прочел с большим интересом.
Благодарю

Класс

(Anonymous)
Класс

Жибуртович Лев Николаевич

06.04.1927 г.

Защитник.

Воспитанник - "..." Куйбышев (футбол, русский хоккей).

Играл - "Труд" Куйбышев: 48/49, "Спартак" Москва: 49/50, "Спартак"-клубная Москва: 53/54.

В составе "Спартака": 1 игра.

Тренер Облсовета "Динамо" Куйбышев: 47/48-48/49.

Старший тренер "Спартака" Куйбышев: 55/56.

Старший тренер СКВО/СКА Куйбышев: 56/57, 58/59, 62/63-67/68.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account