Отсутствие вашей судимости- это не ваша заслуга,а наша недоработка.Ф.Э.Дзержинский

Подогреть на кипучую деятельность можно на ЯндексДеньги №410013391858687


Previous Entry Share Next Entry
Криминальный Куйбышев. Бунты на "малолетках"
ivanetsoleg


Подростковая преступность в СССР была всегда. И всегда была большой проблемой. Как бы ни пытались это сейчас отрицать. Но проблему эту пытались решить. Разными методами, правильными или неправильными, но пытались...

23 сентября 1921 года декретом СНК РСФСР было учреждено Положение о детской социальной инспекции (при комиссии по делам несовершеннолетних). В задачу инспекции входила борьба с детской беспризорностью, нищенством, проституцией, спекуляцией, правонарушениями. «Положением» предусматривались также меры по защите детей от эксплуатации и дурного обращения с ними на предприятиях.

В 1935 г. на основании постановления ЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» были созданы трудовые колонии особого типа, отдельно для девушек и юношей. Трудовых колоний было три категории: общего типа, для осужденных за тяжкие преступления и трудовые колонии со строгим режимом. Созданием таких колоний ставилась задача исправления и воспитания трудных подростков в духе исполнения законов, честного отношения к труду. Содержались воспитанники в колонии до установленного срока или до совершеннолетия.

СНК СССР и ЦК ВКП (б) 31 мая 1935 года приняли специальное постановление «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности». Взамен комиссий по делам несовершеннолетних и детской социальной инспекции были организованны секции по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью районных и городских советов народных депутатов крупных городов. В составе органов милиции выделялись специализированные звенья и работники. Для крупных домоуправлений были предусмотрены штатные должности работников, организующих культурный досуг детей и подростков.

15 июня 1943 года СНК СССР постановлением «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью и хулиганством» учредил новый тип воспитательных учреждений - детские трудовые воспитательные колонии, подчинив их НКВД СССР.

По состоянию на 1943 г. в Куйбышевской области действовали следующие трудовые колонии для малолетних нарушителей-беспризорников - Новосимейкинская и Кряжская ТК (чуть позже была открыта Базарно-Сызранская ТВК на 100 мест, но она относилась к Ульяновской области).

Одними из первых подразделений НКВД, активно включившихся в борьбу с детской беспризорностью и безнадзорностью в военную пору, были детские приемники-распределители. С 1935 г. ДПР находились в ведении Отдела трудовых колоний (ОТК), который входил в состав административно-хозяйственного управления НКВД СССР. В 1939 г. ОТК был подчинен ГУЛАГу НКВД СССР, а в соответствии с приказом от 19 августа 1940 г. был ликвидирован. В связи с этим приемники-распределители были переданы в непосредственное подчинение управления исправительно-трудовыми лагерями и колониями (УИТЛК) НКВД республик, краев и областей.

Проблемы борьбы с беспризорностью усугублялись непрофессионализмом работников правоохранительных органов, а в ряде случаев - нежеланием решать проблемы беспризорных детей и подростков. Так, печальную известность приобрело дело «О бездушнобюрократическом отношении в г. Куйбышеве к детям, оставшимся без родителей».

Ситуация развивалась следующим образом. В 1942 г. в г. Куйбышеве задержано 4285 подростков (1277 беспризорных и 3008 безнадзорных). А в 1943 г. только с 25 марта по 5 апреля всего за 10 дней было задержано 738 беспризорных и безнадзорных подростков (а по данным райсоветов - 1024 беспризорника).

Пять новых детских комнат милиции (которые, согласно плану, необходимо было открыть) до этого времени не были открыты, областная комиссия по устройству детей не работала.
Приведем в качестве примера работы с беспризорными детьми заявление участкового милиционера Фрунзенского района: «Как мы работаем с беспризорными детьми? Заводим дело и даем два года тюрьмы!» Зам. начальника 2-ого отделения милиции встретил беспризорника Платошкина словами: «что, мы тебя не видали, что ли? Ты даже не получеловек, тебе пулю в лоб, от тебя все равно толку нет, лучше тебе в прорубь с головой броситься!». Факты о таком отношении дошли до ЦК ВКП(б) и реакция последовала незамедлительно.

Постановлением бюро Обкома ВКП(б) секретарь исполкома Куйбышевского горсовета трудящихся Соболев, председатель исполкома Фрунзенского райсовета Тарасов, зам. начальника 2-го отделения милиции Ильченко были сняты с работы и привлечены к мерам административной и уголовной ответственности. Однако такие ситуации не были редкостью, и количество детей, пострадавших от подобного бездушного отношения, было, несомненно, большим.

В результате проверок, проведенных Прокуратурой РСФСР, было установлено, что в целом ряде ТК и ТВК воспитанники содержатся в ненормальных условиях: помещения не оборудованы, воспитанники не обеспечены обмундированием, обувью, постельными принадлежностями, в помещениях холод, антисанитария, не организовано производство, не налажена воспитательная работа, подростки совершают побеги. Таким образом, решить проблемы обустройства колоний всем необходимым имуществом в период военных лет до конца так и не удалось.

В 1950 году во всех столичных и областных городах, промышленных центрах были открыты детские комнаты милиции.

Власти прилагали большие усилия для декриминализации молодежи. Число детских спортивных школ возросло в 1950 году по сравнению с 1940 годом более чем в 2 раза, а число занимающихся в них подростков - в 2,5 раза. Детских библиотек (кроме школьных) в 1950 году имелось 2,2 тыс. (в 1940 году - 1,2 тыс.). В 1950 году было организовано 8,1 тыс. пионерлагерей, обслуживающих 2,4 млн. детей и подростков.

В 1961-1962 годах повсеместно были созданы комиссии по делам несовершеннолетних в качестве органов, объединяющих деятельность всех учреждений и организаций на соответствующей территории по борьбе с преступностью. В 70-е годы в СССР в системе органов внутренних дел начала создаваться профилактическая служба. Она имела определенные успехи, особенно в профилактике правонарушений среди несовершеннолетних и даже была перенята другими странами.

Но проблема оставалась. В 70-80-е годы на территории бывшего СССР по возрастному признаку из всех, отбывающих наказание, граждане до 25 лет составляли 27,4 %, 25-55 лет –67,2, 55-60 лет – 4,4 и старше 60 лет – 1%. То есть больший удельный вес в общем числе преступников по возрастному признаку занимают молодые люди (ситуация не изменилась и ныне).



Если количество несовершеннолетних, находящихся в заточении (воспитательно-трудовых колониях — ВТК), начинается в 50-е годы минувшего столетия с 20 тысяч, то в 70-е годы их число вырастает вдвое — достигая или превышая 40 тысяч подростков

Число несовершеннолетних, находящихся в воспитательно-трудовых колониях, 1952-1991, тыс. человек

Интересно, что наряду с общегражданскими переписями населения, сотрудниками НИИ МВД РФ под руководством проф. А.С.Михлина проводились переписи заключенных в местах лишения свободы (1970, 1975, 1979, 1989, 1994, 1999 годы).

Возрастная динамика заключенных представляется следующим образом. Доля 14-15-летних сокращается от 0,5% в 1970 году до 0,2-0,3% в 1979 (но увеличивается до 1,1% в 1999 году). Удельный вес 16-17-летних снижается от переписи к переписи с 3,7% до 2,2%. 18-19-летние в 1970 и 1979 годах составляли соответственно 27,6 и 29,7% всех осужденных к лишению свободы (для справки: средний возраст осужденных к лишению свободы составил: 1970 год — 31,9; 1979 год — 31,6; 1989 год — 32,1; 1994 год — 32,6; 1999 год — 31,5).

В конце 70-х и начале 80-х годов в Куйбышевской области в системе воспитательно-трудовых колоний произошло два бунта, которые прогремели на всю страну.

Неподалеку от села Рождествено находилась Волжская воспитательно-трудовой колониия (ВВТК), и здесь в разные годы содержалось от 300 до 500 несовершеннолетних преступников. По неофициальной «блатной» классификации ВВТК в то время относили к «воровской» зоне. Это означало, что всеми внутренними делами в такой колонии заправлял местный криминальный лидер (на блатном языке – «смотрящий»).

В декабре 1979 года воспитанники колонии разгромили многие внутренние помещения, избили некоторых представителей администрации, сломали ворота и ушли в село Рождествено, где грабили магазины и местных жителей. Однако в тот раз все обошлось без крупного ущерба, благодаря чему начальник учреждения подполковник Иван Суровцев отделался лишь строгим выговором и неполным служебным соответствием, но остался в своей должности.

Вспоминает ветеран ГУФСИН Аркадий Алексеевич Красильников (1927 г.р., уроженец с. Малая Коклала Марийской АССР. В органах МВД до 1987 г., зам. нач. УИТУ УВД Куйбышевской обл., полковник вн. службы. Награжден орденами Красной Звезды, Знак Почета, медалями «За победу над Германией», «За безупречную службу» 3-х ст.):

— В Рождествено есть 28 колония. Сейчас она женская, а когда-то там отбывали наказание несовершеннолетние. В 1979 году там случились массовые беспорядки. Это было 5 декабря, День конституции, а парням захотелось праздник отметить. Повод-то был, благородное дело… В 4-х с половиной километрах от колонии село Рождествено, а там магазин. Кто-то сказал: «Пошли ребята!», и ребята пошли. Выломали дверь, снесли ворота колонии, и человек 100 пошли в Рождествено «отмечать праздник». И что интересно — вечером все вернулись. Только один не вернулся, пошел через Волгу, и, видимо, под лед провалился. Искали его, но безрезультатно.

Директор музея ГУФСИН Новомир Литвинов рассказывает:

"— В 1979 году случился бунт. Разбили подростки ворота, вооружились железными спинками от кроватей. И вся эта толпа хлынула в село, разграбила магазин, потом двинулась в сторону спиртзавода, а там еще рядом и женское общежитие стояло. Словом, беда, банда неуправляемых пьяных малолеток. Люди перепуганные, по домам попрятались. А я тогда вечером задержался на работе, нас таких было еще человек 15. Поступает приказ: весь личный состав срочно в Рождествено. Всех погрузили на баржу и направили в колонию. Декабрь, судоходства уже не было, и как-то мы между льдами с трудом пришли к другому берегу. Три дня пришлось нам разбираться с подростками. Они все пьяные, неуправляемые, а трогать их нельзя — дети... Прокурор области тогда даже приехал туда и отдал приказал: детей не трогать, а «дети» на нас с железными спинками от кроватей. Мы отступаем, но тут один лейтенантик крикнул «Ура», и вот мы на это «ура» их и забросили назад на территорию колонии. Потом они снова пошли на нас. Бог знает, чем бы это все закончилось, но подъехали пожарные машины. Кто из дверей колонии выбегал, того пожарная машина из водомета сбивала с ног. А зима…вода тут же в лед превращалась, и они вкатывались обратно, в колонию, по этому льду. К ночи подтянулись военные силы, колонию окружили, но этого еще никто не знал. Меня, как сотрудника политотдела, отправили проводить воспитательную беседу в третий отряд ( там их всего 4 было на тот момент). И вот той ночью я выбрал «старшего», позвал его: «чаем напоишь?» И мы всю ночь с ним «за жизнь» разговаривали. Я ему про себя, он —про себя. Вдруг ночью подростки вскочили с криком: «Войска ввели!» И тут меня все окружили, и один замахнулся на меня сзади заготовкой железной. А тот парень, с которым мы чай пили, отбил руку. А потом сказал: «Гражданин начальник, вы мне жизнью обязаны». Так бунт и закончился. Под утро всех дебоширов и зачинщиков распределили по воронкам и развезли кого куда.."

Здесь необходимо все же пояснить причину столь гуманного отношения к малолетней толпе. Я еще помню разговоры о тех событиях среди куйбышевцев. По городу ходили разные слухи, но в вопросе о причинах гуманности к малолетним заключенным все сходились: 1979 год- был годом ребенка!

ООН объявило 1979 год — «Международным годом ребёнка»- с целью содействовать принятию странами мира обязательств по осуществлению долгосрочных мер, направленных на улучшение положения детей. Свыше 100 стран, в т. ч. СССР, Венгрия, ГДР, МНР и другие социалистические страны, участвовали в «Международном годе ребёнка».


Эмблема Международного года ребёнка. 1979

Проходит два года. Внутри колонии по-прежнему беспредельно властвовали лидеры самых сильных группировок («воровских семей»), которые вместе со своими приближенными («торпедами») откровенно терроризировали более слабых воспитанников, отбирали у них еду, хорошую одежду и прочие вещи, избивали по любому поводу...

«Рогом зоны» Волжской ВТК считался 17-летний Игорь Камаев, выходец с Безымянки, который попал сюда на 4 года за кражи, грабежи и угоны автотранспорта. Его ближайшими подручными были «роги отрядов» Александр Юшкин, Виктор Павлов и Алексей Платонов. В каждом отряде в то время насчитывалось не менее сотни воспитанников колонии.

«Спецсообщение. Министру внутренних дел СССР тов. Н.А. Щелокову. Совершенно секретно.
6 декабря 1981 года около 8 часов 30 минут группой отрицательно настроенных осужденных, содержащихся в Волжской воспитательно-трудовой колонии УИТУ УВД Куйбышевского облисполкома (начальник И.П. Суровцев), были организованы массовые беспорядки, в которых приняли участие более 300 воспитанников колонии. Несовершеннолетние осужденные совершили нападение на помещение дисциплинарного изолятора ВТК, из которого ими были освобождены содержащиеся здесь злостные нарушители режима. После этого участники беспорядков разрушили ограждение колонии и пришли в село Рождествено… В ходе спецмероприятий к 14 часам 7 декабря на территории Волжской ВТК были полностью восстановлены социалистические законность и порядок. По факту массовых беспорядков прокуратурой Куйбышевской области возбуждено уголовное дело. Начальник УВД Куйбышевского облисполкома В.Ф. Шарапов».

События декабря 1981 года начались после задержания на контрольно-пропускном пункте (КПП) упомянутых выше «рогов отрядов» Юшкина и Платонова, а также еще четверых колонистов. Все они ходили в восьмичасовое увольнение в Рождествено, но по возвращении каждый пытался пронести на зону портфель или сумку, набитые бутылками с водкой, купленными в сельском магазине. Поскольку это было грубым нарушением режима содержания, все шестеро прямо с КПП были отправлены в изолятор.

Как потом оказалось, подобные «походы» воспитанников колонии за водкой в Рождествено в то время были почти нормой. Камаев лично составлял список очередных кандидатов на увольнение, и дежурный помощник начальника колонии (ДПНК) ему обычно никогда не отказывал. На обратном пути каждый из вернувшихся отдавал ДПНК бутылку водки, после чего беспрепятственно проходил на зону с запретным грузом.

Но 5 декабря 1981 года (обратите внимание- ровно через два года!) этот четко отлаженный конвейер дал осечку. Все вернувшиеся из похода в Рождествено «грузчики» в тот же вечер оказались в ДИЗО. Это было сделано по прямому указанию заместителя начальника колонии по политико-воспитательной работе Александра Власова, который накануне за свою плохую работу получил серьезный нагоняй в областном управлении и поэтому решил начать «закрутку гаек».
В ночь на 6 декабря в помещении первого отряда ВВТК состоялась сходка авторитетов колонии во главе с Камаевым, на которой и было решено отомстить администрации за ее вероломство. Постановили освободить из ДИЗО всех «невинно задержанных», а потом всей колонией «прогуляться» до сельских магазинов. Камаев при этом заявил, что нужно будет хорошо проучить всех «козлов» ("козел"- осужденный, сотрудничающий с администрацией), которые не захотят поддержать участников беспорядков, но при этом, сказал «рог зоны», никого из них нельзя убивать. Камаев также запретил бить представителей администрации, каким-либо образом трогать местных жителей, а также уходить за пределы села Рождествено.

Утром перед собравшимися на плацу воспитанниками вышли Камаев, Павлов и другие авторитеты зоны. Камаев громко спросил: «Кто из вас за пацанов, а кто за ментов?» Большинство, конечно же, закричало, что они «за пацанов», хотя многие при этом промолчали. Тогда Павлов скомандовал: «За мной!», и уже через несколько минут толпа численностью в сто с лишним человек ворвалась в помещение ДИЗО. У ошарашенных сотрудников изолятора отобрали ключи от камер, и вскоре все задержанные прошлым вечером присоединились к бунтовщикам.



Тем временем остальные заключенные под предводительством Камаева пошли на штурм КПП. Около девяти часов утра под напором толпы рухнули ворота колонии, и тогда вырвавшиеся на свободу «малолетки» (всего около 300 человек) рванули в сторону Рождествено. К моменту их прихода в село дирекцию магазинов успели предупредить об опасности, и потому на дверях торговых учреждений красовались амбарные замки. Но восставших это не остановило. Через несколько минут все замки были сорваны, окна в магазинах выбиты, а помещения заполнили беснующиеся подростки в черных робах. Уже через 20-30 минут среди них не было ни одного трезвого.

Из продовольственного магазина заключенные мешками и рюкзаками выносили водку, вино, чай, табачные изделия, а также сладости – конфеты, печенье, шоколад. В промтоварном магазине бунтовщики разграбили все полки, витрины и складские помещения, чемоданами вынося отсюда одежду, обувь, одеколон, радиоаппаратуру. Многие из них прямо в магазине сбрасывали с себя ненавистную робу и переодевались в краденое. Всего же в тот день юные грабители причинили торговым заведениям и столовой села Рождествено ущерб на общую сумму более 58 тысяч рублей, то есть в особо крупном размере.

В самый разгар грабежей в Рождествено из Куйбышева прибыли солдаты воинской части № 5421 внутренних войск (милицейский батальон). К тому моменту по всему селу валялись брошенные бунтовщиками вещи и продукты из магазинов, а кое-где – и мертвецки пьяные «малолетки». Таких подбирали и помещали в «автозаки», но большинство из них, даже будучи сильно пьяными и нагруженными краденым, все же смогли вернуться в зону своим ходом, где веселье продолжилось с новой силой.

Тем не менее несколько воспитанников колонии после погрома магазинов все же оказались далеко от места тех событий. Двое из них пришли в село Торновое (8 км от Рождествено), и здесь их в бесчувственном состоянии подобрали солдаты внутренних войск. Еще пятеро добрались до села Шелехметь (12 км от Рождествено), где они попытались ограбить здешний продовольственный магазин, но были задержаны нарядом милиции. А воспитанник колонии Сергей Ходулев, взяв с собой палку колбасы и бутылку водки, отправился в село Ширяево, но заблудился в жигулевских лесах, уснул под деревом (в декабре!) в пьяном виде и умер от переохлаждения. Солдаты его нашли только через неделю.

На окраине Рождествено обнаружили труп одного из «рогов отряда» Волжской ВТК Виктора Павлова, у которого оказался проломлен череп. Точные обстоятельства его гибели так и не были установлены, хотя все посчитали, что он пал жертвой мести колонистов, которых Павлов ранее неоднократно избивал.

В общей сложности из более чем трехсот «бунтарей», вырвавшихся в тот день за пределы Волжской ВТК, на скамью подсудимых сели только 13 несовершеннолетних мародеров, которые наиболее активно проявили себя во время погромов. При этом им всем поставили в вину лишь хулиганские действия, но никак не участие в массовых беспорядках, о чем поступило прямое указание «сверху». Логика партийных инстанций была простой: в СССР не может быть массовых беспорядков в местах лишения свободы, особенно в среде несовершеннолетних заключенных, и потому не нужно давать лишнего повода западным «радиоголосам» для антисоветской пропаганды.

В итоге Игорю Камаеву по решению суда к имеющемуся сроку добавили шесть лет лишения свободы, Александру Сорокину – 5,5 лет, Александру Чернову, Фариту Алюшеву, Александру Соплякову и Сергею Мукасееву – от 4 до 5 лет. Остальные подсудимые отделались лишь одним-двумя годами дополнительного наказания.

Что же касается Волжской ВТК, то вопрос о нездоровой ситуации, сложившейся в этой колонии, рассматривался на очередной коллегии МВД СССР. Решение было принято самое кардинальное: начальника колонии Ивана Суровцева отправили на заслуженный отдых. Вместо него был назначен новый "хозяин"- Евгений Николаевич Бородин (в 1997 году, будучи начальником следственного изолятора города Сызрани, будет застрелен, направляясь от лифта к дверям своей квартиры).



А уже через год после массовых беспорядков Волжскую ВТК расформировали, а ее воспитанников распределили по другим учреждениям Советского Союза. И в 90-х мы многих из них уже увидели как участников Криминальной революции в России.

Источники:
- Анастасия Кнор. По Тюрьмам. Воспоминания ветеранов системы ГУФСИН о первых самарских колониях. Другой город.ру
- Валерий Ерофеев. Погром в Рождествено. Волжская коммуна 09.12.2011
- Гуров Д.В. История организации работы по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних.
- Михлин А.С. Общая характеристика осужденных (по материалам специальной переписи 1989 г.). М.: ВНИИ МВД, 1991; Характеристика подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в следственных изоляторах: по материалам специальной переписи 1999 г. / ред. А.С. Михлин. М.: Юриспруденция, 2000. Т. 1; Характеристика осужденных к лишению свободы: по материалам специальной переписи 1999 г. / ред. А.С. Михлин. М.: Юриспруденция, 2001. Т. 2.
- Яков Гилинский. Демография «заключенности».
- Е.В.Ибрагимов. РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ДЕТСКИХ ИСПРАВИТЕЛЬНО-ВОСПИТАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ НКВД СССР КАК ОДНО ИЗ НАПРАВЛЕНИЙ В БОРЬБЕ С МАССОВОЙ ДЕТСКОЙ БЕСПРИЗОРНОСТЬЮ В 1941-45 ГГ. (НА МАТЕРИАЛАХ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ)




  • 1
Платонова не Алексей зовут , а Александр

Спасибо. Исправим

  • 1
?

Log in

No account? Create an account