May 22nd, 2015

Криминальный Тольятти. Дежавю ОПГ Сергея Неверова?



В Автозаводском районе Тольятти был зверски забит прутьями помощник преступного «авторитета» Невера Сергей Демидов. По имеющейся информации, травмы, полученные в результате нападения, оказались настолько тяжелыми, что у него практически нет шансов выжить, в настоящее время он находится в реанимации.

По данным осведомленных источников, Демидов является одним из «заместителей» Сергея Неверова – авторитетного тольяттинского бизнесмена и лидера преступных группировок. Напомним, что 16 апреля 2015 года он был официально объявлен в розыск за совершение ряда тяжких преступлений.

Источник

Криминологические истории. Вор "Вася Корж"

Уже когда 77-летний вор в законе Вася Корж не мог ходить, а только лежал на обычной в подаренной квартире, за 3 месяца до смерти, к нему из далекой Перми приехали два вора в законе, чтобы воровской арбитр решил их спор.

Спор возник вокруг коммерсанта, который поставлял питание в одну из колоний. Один из воров наехал на него, а второй покровительствовал, и повторял, что его трогать нельзя — он кормит зону. С просьбой решить этот вопрос, они и приехали к вору, который был одним из основателей воровского движения. Выслушав обоих, Вася Корж повернулся в к ним спиной, и впервые за всю свою жизнь, заплакал. С минуту он лежал молча, затем через боль повернувшись к ворам, Вася прошептал, так как говорить ему было уже и трудно и горько:
— Вы суки оба. Суки потому, что ваши зоны кормят барыги, а не воры.




Отрывок из мемуаров Туманова, российский предпринимателя, золотопромышленник, криминального авторитета и друга В.Высоцкого, о Васе Корже:

"До сих пор я не назвал имя, которое всё время вертится у меня в голове, связанное почти со всеми лагерями, в которых я побывал, начиная с 1949 года. Этот известный в Союзе вор был одним из первых заключённых, с кем я познакомился и потом сблизился на Колыме. На его надгробье выбито имя Александр Кочев, но весь уголовный мир знал его как Ваську Коржа.

Он одним из немногих, кто остался жив, пройдя сучью войну. Каждая клеточка его избитого, порезанного, израненного тела могла бы рассказать, чего это ему стоило. У него было множество побегов. Расскажу только об одном. Однажды летом, когда заключённые были в бане, Корж с Борей Барабановым выломали часть пола и через систему канализации выбрались на поверхность. Их поймали охранники, голых, мокрых, грязных, били ногами и прикладами. Били так, что вообще удивительно, как они остались в живых, отделавшись только поломанными рёбрами. Это эпизод одного дня, а случались они постоянно все 50 с лишним лет, сколько Васька Корж провёл в заключении.

Через некоторое время он приехал ко мне в Москву (в начале 90-х), теперь уже глубокий старик, который говорил мне: "Ну что, как тебе нынешний беспредел? Вот страну сотворили – вся какая-то заблатнённо-верующая".

Корж был уже стар и болен, но время от времени воры из многих районов России по-прежнему собирались у него. Все знали, что старик, которому под восемьдесят, был и до конца дней остался решительным противником убийств, и эта его позиция, которой он был бескомпромиссно верен, как всем другим своим принципам, я думаю, спасла не одну жизнь.

Я далёк от мысли романтизировать этих людей. Но их воля к жизни и сила духа были такого накала, что, вспоминая когда-то прочитанное у Хемингуэя, как старик Сантьяго в своей лодчонке в одиночку сражался с полутонной меч-рыбой в Гольфстриме, я подумал о том, что на месте старика мог бы представить немногих из моих знакомых, но совершенно точно этим стариком мог бы быть Вася Корж".

Collapse )