September 12th, 2020

Самарские оборотни в погонах в местах лишения свободы. Часть 6



Знаете, чем известны бээсные лагеря, в отличии от бытовых "черных" колоний? Тем, что в них сидят многие фигуранты уголовных дел с "обоих сторон баррикад". Судьи, прокуроры, следователи и... те, кого они сажали. Фээсбэшники и уэсбэшники (УСБ- управления собственной безопасности- есть в каждой силовой структуре), и те, кого они закрыли и посадили. И тут уж никуда не денешься. Здесь приходится забыть о ненависти и смиренно молчать (а во многих случаях все это заканчивается дружбой). На ИК-8 я знал двух "хлебников" ("кто делит одну краюху хлеба", по старому "семейники"), друзей- один был наемником ДНР, а его лучший друг (гражданин России) был в рядах отряда "Азов" (украинские националисты). Воевали друг против друга. Потом стали "братьями". Нормально. Многие встречают в лагере тех, кто их "брал" (арестовывал), кто допрашивал, судил или... пытал (бывали и такие случаи). Вот лично я сам встретил в лагере человека, который участвовал в разработке меня в 2015 году. Многое он мне поведал. Но отношения у нас были нормальные. Работа. У меня тоже был своеобразный подход к правоохранителям: я считал, что каждый должен заниматься тем, чем обязан. Если правоохранитель- то охранять право. Нарушил закон или занимаешься деятельностью вне права, то ... "Добро пожаловать в Башкортостан, в дисбат ИК-8!". Еще я встретил в лагере человека, который еще с 2014 года занимался ОРМ в отношении Шатило. Занимательные были у него истории...

Но хотелось бы рассказать об одной душераздирающей (лично в моем представлении) истории. Начну ее практически с финала.

Итак, ноябрь 2018 года. Вся ИК-8 (большая часть заключенных когда то работала в силовых структурах Башкортостана) взбудоражена сенсационной новостью: Два полковника полиции, начальники районных отделов МВД, и подполковник — руководитель районной миграционной службы — арестованы в Башкирии за изнасилование женщины — лейтенанта полиции.

Источник фото

Collapse )