June 11th, 2021

Бандитская Самара. Андрей Кудашев (часть 1)



В 90-х годах в рядах т.н. "Политбюро" Самары было много интереснейших персонажей (я не про откровенных бандитов), которые впоследствии или канули в небытие (Соколов, Тропанов), или достигли коммерческой или политической значимости (Белашев, Шишов, Хведчик, Лиманский). Но были и люди-тени. И в "Политбюро" тихушники, и в дальнейшей истории не очень то засветились, и след потом пропал. Вроде бы пропал. Но если поискать!

Крутился там такой... Андрей Кудашев. Правда, есть вероятность, что не он крутился, а вокруг него крутились. Бизнес, деньги, связи... Поговаривают, что Кудашев был одним из учредителей "Адамас-банка". Среди учредителей наблюдались авторитетные Масалов и Соколов. К 1994 году 30-летний Кудашев уже управлял филиалом «Воскресенский» банка «Адамас», предлагавшего вкладчикам самые высокие ставки - 790 годовых (запомните это!). На выборах 1994 года в Губернскую Думу Кудашев пытался избраться, но неудачно...

А потом... Но лучше сразу огорошу! Самарское Политбюро- это вам не советское Политбюро. Это кузница молодых талантов, а не альянс пенсионеров.

В 2001 году Министерство юстиции США объявило, что против россиянина Андрея Кудашева в Нью-Йорке возбуждено уголовное дело по обвинению в отмывании денег и мошенничестве. Обвинения, предъявленные Кудашеву и жителю Бруклина Гэри Фарберову, связаны с деятельностью компаний Evergreen International Spot Trading и First Equity Enterprises. Вскоре после нью-йоркских терактов 11 сентября 2001 года  обе компании, имевшие офисы на 15 этаже в южной башне World Trade Center, прекратили свою деятельность, не выплатив клиентам примерно 100 миллионов долларов (каким-то образом западные журналисты выяснили, что при теракте никто из сотрудников этого банка не погиб, а его руководитель довольно скоро "всплыл" опять в России).

Аферой руководил российский гражданин Андрей Кудашев, создавший две компании: брокерскую фирму Evergreen International Spot Trading и «независимую» от первой, расчетную компанию First Equity Enterprises. При помощи них Кудашев сотоварищи обирали потенциальных инвесторов. Более 150 брокеров Evergreen International Spot Trading обзванивали клиентов и советовали вложить свои денежки в валютные торги. Естественно, сделать это надо было через First Equity Enterprises. Клиентам обещали весьма достойную прибыль 25-30% годовых и предоставляли гарантии Chase Manhattan Bank. Клиенты не подозревали, что банк отказал обеим «русским» компаниям и закрыл их счета. В одном из рекламных проспектов утверждалось, что First Equity Enterprises создана в 1971 году и «ежедневно осуществляет операции для центральных и коммерческих банков в таких колоссальных масштабах, что ваш капитал почти идеально ликвиден». В случае нарастающих убытков инвесторам гарантировалось, что операции с их средствами будут автоматически прекращены. Клиенты регулярно получали отчеты из Evergreen, в которых фигурировали их мифические прибыли. Если кто-то из них хотел забрать свои деньги, ему переводили сумму, взятую из средств новых инвесторов. Кудашев и его команда средствами вкладчиков пользовались более умело, чем их жертвы. Они просто переводили их в оффшоры. На средства вкладчиков также приобреталась недвижимость, антиквариат, меха и ювелирные украшения, которые уж точно не пропадут и не обесценятся.
 
А в конце сентября 2001 года, т.е. примерно тогда же, когда Evergreen прекратила работу, Андрей Борисович Кудашев был назначен гендиректором ГУП "Мособлгаз", которое подчиняется правительству Московской области. Предыдущий директор ГУП Алексей Максимов лишился должности после того, как областной УБЭП обвинил его в присвоении 7 миллионов рублей, выделенных на строительство газопровода под Москвой-рекой в районе города Жуковского.
В администрации Московской области новость об американских неприятностях Кудашева восприняли спокойно. Пресс-секретарь губернатора Андрей Барковский заявил: "Может, для вас это и сенсация, но не для нас. Во всяком случае, беспокоить по этому поводу Громова (губернатор Московской области) я не собираюсь"....
После того как выяснилось, что Кудашев не подался "в бега", а по-прежнему работает на посту руководителя "Мособлгаза", журналисты ТВ-6 попросили губернатора Московской области Бориса Громова прокомментировать ситуацию с его подчиненным. Громов заявил, что прекрасно знает Кудашева, газетам не верит и ничего не собирается предпринимать в связи со скандалом, который считает "уткой".

Collapse )

Бандитская Самара. Андрей Кудашев (часть 2)



Из репортажа австралийского агентства SBS News (извиняемся за сложный вариант перевода с английского): 
Роскошное фойе источало богатство и финансовую честность. Но наверху все было иначе. В спартанских кабинах более 100 очень убедительных и настойчивых продавцов работали каждую ночь, делая тысячи телефонных звонков в Австралию.
НАСТОЯЩИЙ ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК, ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ АДВОКАТА США: Я один из 10 лучших финансовых менеджеров здесь, на Уолл-стрит, хорошо, я дважды упоминался в «Wall Street Journal». Я хочу, чтобы вы открылись со мной на очень небольшом уровне в 12 000 долларов США.
В Нортбридже, в Средней гавани Сиднея, Берт Нидхэм отвечал на очередной телефонный звонок от кого-то по имени Боб Элленбоген.
БЕРТ НИДЭМ: Некоторые звонки длились, без преувеличения, до трех часов. Я долго разговаривал по телефону, но этот парень был настолько убедителен, этот парень Элленбоген, ммм, этим людям трудно сказать «нет».
Это казалось слишком хорошим, чтобы быть правдой, Берту предлагали возврат инвестиций в размере до 25%.
БЕРТ НИДЭМ: Я согласился взглянуть на то, что он мог предложить, и затем я получил эти довольно красиво оформленные брошюры из Нью-Йорка с марками на Пятой авеню. Это довольно впечатляюще.
Берт зарабатывал деньги на автомобильном бизнесе. Сейчас на пенсии. Боб Элленбоген тоже интересовался роскошными автомобилями.
БЕРТ НИДЭМ: Он купил жене новенький «Мерседес». Забавно после того, как ты так долго разговариваешь с парнем по телефону, что ты вроде как стал Бертом и Бобом и ...
У Элленбоген было невероятно обнадеживающее коммерческое предложение для Берта.
БЕРТ НИДЭМ: Дело в том, что средства поступают через NAB.
РЕПОРТЕР: Тебе это понравилось, Национальный банк Австралии?
БЕРТ НИДЭМ: О, конечно, я был доволен этой частью, и рядом с моим офисом был филиал, в который я пошел, и там был номер счета для торговли Equity First, который был Evergreen, и я был впечатлен ... Фактически, я позвонил в NAB в Мельбурне, и они сказали: «Да, здесь все в порядке, мы переводим эти средства в Chase Manhattan».
Evergreen сообщила своим клиентам, что большая часть их средств будет оставаться на этих банковских счетах, выступая лишь в качестве обеспечения, в то время как Evergreen торгует на валютных рынках.
Это была гарантия, победившая Терри Уорда. Большую часть 1990-х он был главным исполнительным директором, а затем председателем Heinz в Австралии. Сейчас он живет на юге Франции. Многие из 250 австралийцев, привлеченных в Evergreen, были необычайно богатыми, некоторые из них находились на вершине корпоративной Австралии. 20 вложили более 1 миллиона долларов каждый, 5 - более 4 миллионов долларов. Их соблазнило внимание.
ТЕРРИ УОРД: На Рождество мы получили такие вещи, как красивые дневники в кожаном переплете с Evergreen. У меня есть очень хорошие настольные часы, у меня есть дорожный будильник, и все эти вещи регулярно приходят в качестве рождественских подарков. Я имею в виду, что это выглядело как хорошо организованная корпорация, а не как жульничество на заднем дворе.
БЕРТ НИДЭМ: Видите ли, я мог бы наклеить на комнату такие утверждения, которые у меня есть. Они просто продолжали приходить все время.
Берт не сказал точно, сколько он вложил, но, когда пришли ежемесячные отчеты, у него не было причин сомневаться в том, что он зарабатывает деньги. Отчетность подготовлена ​​дочерней компанией Evergreen First Equity. Но First Equity не была такой, какой казалась.
Даже его адрес во Всемирном торговом центре Нью-Йорка был прикрытием. Внутри находился однокомнатный офис и президент Гэри Фарберов, большую часть времени проводивший за игрой в фэнтезийный бейсбол на своем компьютере. Обе компании контролировал этот человек, Андрей Кудашев, очень харизматичный русско-американец.
АЛЬБЕРТ ГУЛЬЕЛЬМО, ПРЕЗИДЕНТ EVERGREEN INTERNATIONAL: У него был способ заставить людей чувствовать себя миллионами долларов. Я видел, как он приводил людей, которые были в депрессии, и через 10 минут они почувствовали, что только что выиграли в лотерею.
Альберт Гульельмо был президентом Evergreen и руководил их отделом продаж. Он называл их брокерами и хорошо их вознаграждал. Если они привлекли инвестиции в размере 1 миллиона долларов, их комиссия составляла 10%, или 100 000 долларов. Единственная загвоздка - если клиент хотел забрать свои деньги, брокер должен был вернуть комиссию. Но похоже, что эти брокеры на самом деле не торговали иностранной валютой.
Бывший нью-йоркский полицейский, ставший частным детективом Гас Папай многое заподозрил еще в 1998 году, когда позвонил клиент Evergreen и сказал, что что-то в телефонных разговорах брокеров кажется не совсем правильным.
ГАС ПАПАЙ (GUS PAPAY), ЧАСТНЫЙ ДЕТЕКТИВ: Он говорил, что он слышит на заднем плане, как если бы кто-то обучал продавца, управляющего счетом, как если бы этот человек говорил ему, что сказать инвестору, о чем спросить и как говорить.
Гас Папай под прикрытием встретился с Альбертом Гульельмо.
GUS PAPAY: И я сказал, вы знаете, я действительно в восторге от этого. Как я могу заняться этим бизнесом по обмену иностранной валюты? И он говорит: «Забудь об этом». Он говорит: «Никто не зарабатывает на торговле иностранной валютой». Он говорит: «Вы, вероятно, обанкротитесь через неделю».
Все торговое подразделение Evergreen состояло из 28-летнего Мамеда Мехтиева. Он сообщил о впечатляющих бумажных прибылях, но они оказались ложными.
Обладая успехом на бумаге, очень немногие из 1400 инвесторов Evergreen потрудились вывести свои деньги. В 1999 году Джерри Кэхилл поехал в Нью-Йорк, чтобы убедиться в этом. Ему срочно требовалось 250 000 долларов, чтобы получить ипотечный кредит.
ДЖЕРРИ КЭХИЛЛ: Деньги были. Это было там по запросу. А потом любые, любые оговорки, которые у меня были, во многом исчезли, потому что было утешительно знать, что вы просите свои деньги, вы получаете свои деньги.
Два месяца спустя Джерри Кэхилл вернул свои деньги.
ГАС ПАПАЙ: Это было похоже на финансовую пирамиду. Что они сделали, так это вымогательство денег у новых инвесторов. И если пожилой инвестор хотел забрать свои деньги, они использовали новые инвестиционные деньги, чтобы расплатиться с ним.
Берт Нидхэм был частью пирамиды. Его брокер Боб Элленбоген убедил его передать Evergreen имена друзей.
БЕРТ НИДЭМ: Да, был, потому что на данном этапе у меня не было причин не делать этого. И я дал им несколько имен, и я предполагаю, что они, возможно, использовали меня так же, как они использовали первого человека, которого я назвал.
Но затем, в 2001 году, случилось что-то, что вызвало подозрения у Берта Нидхэма. Высокопоставленный чиновник из Evergreen находился с визитом в Австралии и хотел встретиться с ним в отеле Park Hyatt в Сиднее. Берт пошел в отель и ждал, и ждал. Через 90 минут появился еще один чиновник Evergreen и извинился.
БЕРТ НИДЭМ: Мы вошли в столовую и сели за чашку кофе. Парень, с которым я был, был чрезвычайно взволнован. Он продолжал смотреть через плечо, в спину, глядя повсюду, как будто кто-то собирался провалиться через крышу на него сверху. И я сказал: «Ты в порядке?» И, признаться, я тоже начал немного волноваться. Я подумал: «Боже, а кто придет дальше?»
Были и другие причудливые попытки наладить связи с общественностью. С юга Франции Терри Уорд был приглашен на Лонг-Айленд, штат Нью-Йорк, в дом его брокера Джастина Фауччи.
ТЕРРИ УОРД: Мы пошли туда. Там была его жена, его ребенок, я думаю, тетя, старая тётя семьи, католический священник по имени отец Джо. И мы прекрасно провели время, посидев у бассейна, выпив много хорошего шампанского, а затем, в конце дня, нас отвезли обратно в Нью-Йорк.
К середине 2001 года необходимость вкладывать больше денег быстро усилилась.
БЕРТ НИДЭМ: Примерно за месяц до трагедии в Нью-Йорке мне предложили двойку по цене одного, но мне нужно было срочно заработать немного денег.
РЕПОРТЕР: Два по цене одного?
БЕРТ НИДЭМ: Да, два к одному, одна акция, а потом удвоить. У них была особая сделка. И поэтому я отправил им еще немного денег, и я не думаю, что я даже получил заявление, потому что тогда башни рухнули.
Привет? О, спасибо, Боб, я немного забеспокоился. Я пытался позвонить тебе ... Я был здесь дома, я был в передней части дома, мой мобильный вышел, и это была Элленбоген, которая говорила по телефону: «Берт, не о чем беспокоиться. Я в другом офисе на Пятой авеню, а не в башне, все под контролем, не беспокойтесь об этом ". И я сказал, что меня немного злило то, что происходит, а он сказал: «Не нужно ничего бояться». И это был мой последний звонок.
В дни после 11 сентября глава Evergreen Альберт Гульельмо внезапно обнаруживает, что не может связаться с владельцем компании Андреем Кудашевым. Он в Москве. В воскресенье, 22 сентября, Альберта вызывают на срочное собрание на поле для гольфа в Бруклине. Как он сообщил американскому суду, присутствовали глава First Equities Гэри Фарберов и главный продавец Evergreen Джастин Фауччи.
АЛЬБЕРТ ГУГЛИЕЛМО: Джастин немного расстроен. Я мог это видеть. Поэтому он говорит Гэри Фарберову: «Хорошо, скажи ему, хорошо, скажи ему». Я сказал: «Скажи мне что?». Так что Гэри Фарберов подходит ко мне и говорит: «Андрея Кудачева больше нет». Точные слова, хорошо? «Андрея Кудачева больше нет, денег нет, и ты больше никогда не увидишь Андрея или деньги».
По мере того, как схема раскрывается, все трое нападают друг на друга в пиццерии. Отсутствует целых 104 миллиона долларов США. Фарберов предлагает прикрытие.
АЛЬБЕРТ ГУЛЬЕЛЬМО: Итак, он говорит: «Почему бы нам не продолжить? Продолжайте собирать деньги, как будто ничего не произошло. Мы соберем деньги, мы заплатим старым инвесторам, и однажды я выйду на рынок и я скажу, что проиграл сделку на 100 миллионов долларов, и мы будем делать это медленно », - говорит он. «Я скажу, что я потерял 20 миллионов долларов на этой сделке, 20 миллионов на этой сделке, и в конце концов мы скажем, что потеряли все, торгуйтесь, я выпишу билеты и все такое». Так что, ты в своем уме? Так что ты, чокнутый? Он говорит: «Если нет, мы все отправимся в тюрьму». Я сказал: «Я не сяду в тюрьму». Я сказал: «Тебя посадят в тюрьму. Я тебе это гарантирую».
Альберт Гульельмо пытается спасти свою шкуру. Когда в Мельбурне начинается рабочий день, он звонит в NAB и умоляет их заморозить то, что осталось на счете First Equity.
МУЖЧИНА НА ТЕЛЕФОНЕ: Я записываю этот разговор и использую его против вашего банка, если эти деньги исчезнут, и я собираюсь обратиться к властям. Я думаю, вам следует очень серьезно посмотреть на этот аккаунт. ХОРОШО?
ВТОРОЙ МУЖЧИНА: Хорошо
ПЕРВЫЙ: Хорошо. Спасибо. Спасибо. Пока-пока.
Через несколько часов президент First Equity Гарри Фарберов звонит, чтобы очистить счет. Банк сообщает ему о звонке Гульельмо.
ЛУИ РАЙДАЛА, АДВОКАТ ГУГЛИЕЛЬМО: Насколько я понимаю, Фарберов убедил их, что это просто жалобы бывших сотрудников, которые были недовольны. И, очевидно, он был достаточно убедителен, чтобы они почувствовали, что могут выполнить его просьбу, и отправили ему по факсу деньги, которые, я думаю, составляли примерно 2 миллиона долларов.
Затем Гарри Фарберов поехал в Лас-Вегас и сыграл по-крупному.
АЛЬБЕРТ ГУЛЬЕЛЬМО: Он едет в Вегас. Теперь мы узнаем, что он уехал в Лас-Вегас и разыгрывает по 20 000 долларов.
Фаберов опустошал счет NAB с самого начала. Документы, представленные в суд, показывают, что First Equity показала, что остатки на ее счетах такие же, хотя на самом деле они были такими. Суд установил, что Фаберов хранил часть денег у себя, а остальные переводил в компании, подконтрольные Андрею Кудашеву в Восточной Европе.
АЛЬБЕРТ ГУГЛИЭЛЬМО: Вот насколько умен Андрей. Я имею в виду, что этот парень был просто невероятным, хорошо? Теперь у вас есть деньги этих людей, которые переводятся с их личного счета в NAB на счет First Equity в NAB. У вас есть 50 000 долларов, 100 000, 50 000, 20 000, 100 000, 300 000 долларов, что угодно. А потом Фарберов берет деньги из того же банка и переводит их в Будапешт, месяц за месяцем, в течение 3,5 лет, 4 года. А НАБ не знает. Вы мне это объясните.
Мы попросили Национальный банк Австралии объяснить. Мы отправили ему 11 подробных вопросов и получили ответ из 4 предложений.
Банк заявляет, что он проверил, чтобы: «определить, что соответствующий сотрудник First Equity открывал банковский счет от имени этой компании».
Но доказательства, представленные в судебном деле США, показывают, что эти чеки были неадекватными. Человек, который обратился в NAB по счету признал, что он лгал. Он сказал банку, что был директором First Equity, хотя на самом деле он им не был.
Хотя судебное дело США дало некоторые ответы, Берт Нидхэм добился гораздо меньшего успеха в работе..

Collapse )