олег иванец (ivanetsoleg) wrote,
олег иванец
ivanetsoleg

Categories:

Состояние аффекта-лицензия на убийства для элиты?



По данным профессора Б.А. Спасенникова, в изученных им материалах судебной практики не встретилось ни одного случая экспертизы аффекта у ранее судимого за хулиганство, кражу, вымогательство. Зато попытки обоснованного, а чаще необоснованного поиска совершения деяния в состоянии аффекта часто отмечались, если на скамье подсудимых оказывались интеллигент, жена алкоголика, оскорбленный супруг и другие «жертвы».

Таким образом, концепция аффекта в УК РФ-это попытка гуманизации уголовной ответственности и наказания за насильственные преступления лиц без антисоциальных установок, криминальной направленности, уголовного прошлого.

Среди лиц, осужденных за совершение преступлений в состоянии аффекта, 89,3 % мужчин и только 10,7 % женщин, хотя последние по структуре своей эмоционально-волевой сферы, казалось бы, должны быть более легкими жертвами аффекта. Возникает вопрос: почему склонные к эмоциональным расстройствам женщины реже дают аффективные взрывы с общественно опасными последствиями, нежели эмоционально скупые мужчины? Напрашивается вывод, что мужчины склонны к совершению насильственных действий с последующей их маскировкой под состояние аффекта. Это требует коренного пересмотра, реформирования концепции аффекта в российской уголовно-правовой науке, повышения эффективности правотворчества и правоприменения.

У 60,2 % осужденных аффект возник в состоянии алкогольного опьянения, что позволяет нам также сомневаться в его генезе. Положение римского права - «Maximum remedium irae mora est» («Промедление-лучшее лекарство от гнева») опровергает взгляды на так называемый отсроченный аффект, который определяется у 80 % осужденных по данной категории дел.

Надо отметить, что исследование уголовных дел рассматриваемой категории показало, что аффекты очень мало связаны с установкой, так как аффект, больше чем любое другое состояние, обусловлен ситуацией, а не установкой. Совершение преступления является неожиданным событием, как для самого виновного, так и для его близких и знакомых и не вяжется с его обычным поведением.

Поэтому нельзя сказать, что у лиц, совершивших преступление в состоянии аффекта, имеется антиобщественная установка, свойственная преступникам. Здесь следует согласиться с Н.С. Лейкиной, по мнению которой «в этих преступлениях не выражается ориентация на совершение антиобщественных действий. Они лишь свидетельствуют об отсутствии у виновного достаточных сил для того, чтобы законными действиями противостоять неблагоприятно сложившейся ситуации».

Анализ приведенных уголовных дел также показал, что аффект как особое эмоциональное состояние в рассматриваемой уголовно-правовой норме (ст. 107 УК РФ) является центральным звеном, определяющим содержание, характер и иные особенности всех элементов и признаков данного состава преступления. Особо такое его влияние проявляется в субъективной стороне преступления. Прежде всего, эмоциональное состояние сказывается на формировании и реализации преступного умысла. В ст. 107 УК РФ прямо определена форма вины-умысел. Некоторые криминалисты характеризуют его как аффектированный. Умысел на убийство возникает в тот момент, когда субъект уже находится в состоянии аффекта. Умысел возникает в аффекте и изживает себя вместе с ним.

Для правильного понимания и раскрытия субъективной стороны преступления важное значение имеет мотив совершения убийства. В преступлениях, предусмотренных ст. 107 УК РФ, аффект занимает господствующее положение в мотиве. Мотиву аффективного убийства свойственны ситуационность, неустойчивость, скоротечность. Остается проблематичным вопрос о характере мотива аффективного преступления. Т.Г. Шавгулидзе считает мотивом этих действий месть. По мнению Б.В. Сидорова, мотивом преступного поведения является обида. Полагаю, нельзя признать правильной точку зрения Б.В. Сидорова. Обиду нельзя считать мотивом преступления, поскольку это чувство, эмоция. Такие эмоции, как радость, страх, обида, гнев и т.д., определяют эмоциональное состояние субъекта и в этом качестве составляют «фон» мотивации. «Оказывая сильное влияние на процесс мотивации, эти «фоновые» эмоции сами мотивами не являются, поскольку не отражают интересы действующего лица. Убийство в состоянии сильного душевного волнения совершается не по мотиву гнева, а из мести в гневе». Таким образом, учитывая изложенные соображения, считаю, что основным доминирующим мотивом аффективного преступления является месть. Месть за причиненную обиду, зло.

В п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. указано, что по ч. 1 ст. 105 УК квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих и смягчающих обстоятельств. При этом одним из мотивов « простого» состава преступления в Постановлении указана ревность. Ревность также рассматривается как один из возможных мотивов аффективного убийства. Однако существует мнение, что убийство из ревности есть частный вид проявления мести в преступлениях против жизни. Ревность можно определить как особое психическое переживание, вызываемое изменением доверительных отношений между лицами, которым эти отношения обеспечивают внутреннюю стабильность и безопасность эмоционального состояния.

По Уголовному кодексу РФ субъектом рассматриваемого преступления может быть любое физическое лицо, вменяемое и достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста. 16 % убийств в состоянии аффекта совершается несовершеннолетними, из них 6 % - подростками, не достигшими 16-летнего возраста. Это свидетельствует о сравнительной распространенности подобных преступлений среди несовершеннолетних.

Аффект почти всегда возникает как допустимое субъектом средство утвердить предполагаемую им свою правоту и самочинно наказать виновного, а терпимость, самообладание-это те личностные характеристики, которые препятствуют возникновению аффекта. Аффект может развиться у каждого человека, но не каждый человек позволяет ему развиться, поэтому избыточная фиксация на биологических, генетических началах развития аффекта затемняет главную правовую проблему-необходимость оптимизации правового менталитета граждан в целях предупреждения неправомерного поведения.

Источники:
-Спасенников Б.А. Аффект и уголовная ответственность // Закон и право. - 2003. - №6.
-Сидоров Б.В. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение. - М., 1996. - С. 71.
-Элоян С.А. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА // Успехи современного естествознания. – 2011. – № 8 – стр. 253-254


P.S.Из судебной хроники-
В Тулуне(Иркутская область) экс-чиновник городской администрации Геннадий Жигарев осужден за убийство журналиста.

Напомним, 7 июля 2012 года в Тулуне был обнаружен убитым журналист Александр Ходзинский. Погибший занимался сбором компрометирующей информации против местных чиновников и сотрудников правоохранительных органов, подозреваемых в злоупотреблении должностными полномочиями. Полученные в результате собственных расследований материалы он публиковал в местных печатных средствах массовой информации.

Следователи установили, что убийца — 57-летний пенсионер Геннадий Жигарев. Несколько лет назад он занимал должность заместителя главы администрации Тулуна, позже был руководителем одного из предприятий города, сообщает пресс-служба СУ СК РФ по Иркутской области.

Эксперты установили, что в момент убийства экс-чиновник Жигарев находился в состоянии аффекта.

«Тулунским городским судом Жигарев был признан виновным в совершении данного преступления, и ему было назначено наказание в виде одного года 10 месяцев ограничения свободы», - заявил заместитель руководителя первого отдела по расследованию ОВД СКР РФ по Иркутской области Анна Чернышова.

Tags: Криминальная революция в России, коррупция, криминология, правосудие, преступность, психиатрия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments