олег иванец (ivanetsoleg) wrote,
олег иванец
ivanetsoleg

Category:

Современный рынок киллеров



За решеткой сидит не так много людей, которых действительно можно было бы назвать профессиональными киллерами, то есть теми, кто зарабатывал исключительно на убийствах. И все же такие были и есть. В начале 2000-х в СИЗО №1 попал бывший спецназовец, который сделал убийства своей работой. У него была строгая такса — 10 тысяч рублей. Стоило жене сказать, что в семье заканчиваются деньги, он шел к посреднику, получал «заказ», убивал и приносил домой очередные 10 тысяч...

- А вообще профессионал во все времена за убийство брал столько, чтобы ему хватило купить машину, - рассказывал корреспонденту МК во время визита за решетку в качестве правозащитника один из арестованных киллеров. - Не обязательно новую, но обязательно в хорошем состоянии. Это общее правило. А так-то есть целая тарифная сетка, с зависимостью стоимости убийства от региона, от личности, от оружия, от количества участников и т.д.

Убийство в регионах оценивается в сотни тысяч рублей. В Самаре и Тольятти, к примеру, это 200-300 тысяч каждому участнику, в Новосибирске, — 400-500 тысяч. В Москве же счет сейчас идет только на миллионы.

Попробуем рассчитать, сколько действительно могло стоить убийство Немцова. Поскольку исполнителей должно было быть трое, то каждый бы получил по 5 млн рублей, если верить информации о показаниях Дадаева. Кроме того, заказчик якобы выплатил аванс в размере 500 тыс. рублей.

- Суммы названы вполне реальные, хотя Немцова явно недооценили, - говорит представитель криминального мира, «вор в законе» Х. - Вот смотрите. Убийство в регионах оценивается в сотни тысяч рублей. В Самаре и Тольятти, к примеру, это 200-300 тысяч каждому участнику, в Новосибирске, — 400-500 тысяч. В Москве же счет сейчас идет только на миллионы (это если мы говорит именно о заказе профессионалам). Когда-то, лет 10-20 назад, можно было бы договориться дешевле, поскольку тогда вообще убивали сплошь и рядом, была большая конкуренция даже среди киллеров. Потому в 1998-ом году жизнь депутата Галины Старовойтовой, по данным ФСБ, заказчик оценил всего в 10 тысяч долларов, то есть 650 тысяч рублей в перерасчете по сегодняшнему курсу.

- Идем дальше, - продолжает «эксперт, - цена, конечно же, зависит от орудия и методов. Участники Шамилевской ОПГ брали за то, чтобы забить человека в подъезде арматурой до смерти (это их фирменный стиль «работы»), по 200 тысяч рублей на брата. Дороже всего — использование огнестрельного оружия, поскольку улик остается больше и в случае задержания доказать непреднамеренность преступления практически невозможно (в суде рассуждают так: хранил «ствол», значит, собирался убить). В большей степени стоимость зависит от личности жертвы. В сумму закладывается тот риск, которому подвергается заказчик. Именно заказчик. Иногда учитываются интересы исполнителя (а так обычный расчет — чтобы денег хватило на обеспеченную жизнь на зоне ему и на воле его семье в случае задержания). Последний раз, когда при мне обсуждали подобный заказ, то за своего коммерческого конкурента и личного обидчика бизнесмен готов был заплатить 20 миллионов рублей. Исполнители торговались и подняли цену до 25 миллионов. Речь шла о Москве и о человеке, имеющем не только бизнес, но и некое политическое влияние в столичном регионе. Дело кончилось ничем - исполнители отказались, поскольку вероятность раскрытия преступления составляла 100 процентов. Кстати, те, кто уверен, что за деньги можно выполнить любое убийство — ошибаются. Это миф. Есть такие заказы, за которые профессионалы не берутся.

В криминальных кругах объясняют: число исполнителей зависит от образа жизни, который ведет жертва. В данном случае (Немцов не пользовался услугами охраны, гулял по центру города) трое киллеров - это оптимальная величина. Один нужен чтобы стрелять, другой - чтобы следить, третий - чтобы водить автомобиль, на котором преступники скрываются с места событий. То, что сумму предполагалось поделить поровну (по 5 миллионов), не удивительно: у исполнителей хотели тем самым создать иллюзию равенства и справедливости. Чтобы у каждого из участников (а не только того, кто непосредственно стрелял) было ощущение, что вина лежит на нем.

На самом деле обычно потом они не получают оговоренные суммы - одного убивают, другого задерживают...

- Задаток — та сумма, которая призвана связать две стороны, - говорит «эксперт». - С одной стороны она должна быть значительной для исполнителей, чтобы они понимали, что заказчик не передумает. С другой, для самого заказчика - чтобы он думал, что он «связал» киллеров. Я знал одного взрывника, который брал три четверти стоимости в качестве аванса. Но он был бывшим военным сапером, имел "безупречную репутацию". В случае с Немцовым тут аванс не как залог серьезности (было ясно, что исполнители пойдут до конца), а просто чисто символический жест. Ну плюс нужны были какие-то средства на текущие расходы.

Но вернемся к Немцову и его предполагаемым убийцам. Люди из «мокрого» бизнеса говорят, что задержанные чеченцы не могли бы взяться за заказ за деньги, если только на них уже не было крови и они раньше не делали этого. По-другому не бывает.
Источник

Tags: Бандитская Самара, Криминальная губерния, Криминальная революция в России, криминология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments