олег иванец (ivanetsoleg) wrote,
олег иванец
ivanetsoleg

Categories:

"Самарские оборотни в погонах в местах лишения свободы". Некоторые пояснения

Федеральный закон от 30.11.2011 N 342-ФЗ (ред. от 31.07.2020) "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"
Статья 28. Присяга сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации
1. Сотрудник, впервые поступивший на службу в органы внутренних дел, приводится к Присяге сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. Приведение к Присяге осуществляется в торжественной обстановке перед Государственным флагом Российской Федерации.
2. Текст Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации:
"Я, (фамилия, имя, отчество), поступая на службу в органы внутренних дел, торжественно присягаю на верность Российской Федерации и ее народу!
Клянусь при осуществлении полномочий сотрудника органов внутренних дел:
уважать и защищать права и свободы человека и гражданина, свято соблюдать Конституцию Российской Федерации и федеральные законы;
быть мужественным, честным и бдительным, не щадить своих сил в борьбе с преступностью;
достойно исполнять свой служебный долг и возложенные на меня обязанности по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, хранить государственную и служебную тайну.
Служу России, служу Закону!"




Иногда приходится и порассуждать, чтобы понятливее обьяснить жизнь и обстановку в "бээсных лагерях". В таких лагерях зачастую говорят: "Если на бытовых лагерях живут по понятиям, то мы живем по-людски". Красиво... Но приходится уточнить. Частенько об этом говорят люди, которые никогда сами не были в "черных"/"красных" зонах. А выводят данный красивый вывод из сравнения с картиной, которую они почерпнули из фильмов, книг или рассказов (зачастую и необьективных). Мое мнение- очень много "воровских понятий" также действуют на бээсных лагерях, но несколько переиначиваются и приобретают специфику. Второе- каждый по своему понимает термин "по людски". Удивительно, но для многих "по-людски" приобретает авторитарный характер. Всю жизнь проживши в казармах и на осадном положении, люди подчас думают, что это и есть людская жизнь. Также на многое влияет преднамеренное нагнетание администрацией и специально распускаемыми слухами, что "там полный беспредел, а здесь железная дисциплина и всеобщая справедливость". Это глупость. Мое мнение достаточно неординарное- на бээсных лагерях играют в "бээсные понятия" (которые на 70-80% схожи с воровскими, но под "другим соусом"), а на "черных зонах" якобы живут по "воровским понятиям", но они уже на 70-80% извращены и далеки от оригинала. А сами "воровские понятия"- это перефразируемые государством обычные "людские понятия", которые криминалитет принял для МЛС еще в 70-е годы. Так что все это словоблудие... Есть лишь специфические особенности и различия.


Говоря о бээсных зонах, приходится учитывать специфические черты. Если на "черных" лагерях в понятиях существует обязательный принцип непризнания вины, несотрудничества со следствием и т.д., но все это существует лишь как декларативный анахронизм. Должно, но.... все это давно забыто и не соблюдается. Среди "блатных" (шпана) уже давно присутствуют люди, имеющие в приговоре такие "смягчающие вину обстоятельства". И об этом известно, и вопрос о несоответствии с "воровскими понятиями" даже не ставится, пока... это всех устраивает. Разумеется, если "стремящийся" (человек, поставивший целью добиться роста по криминальной иерархии) будет и дальше "жить по понятиям", то его "скелет в шкафу" (компрометирующий факт) в конце концов когда нибудь всплывет (враг-недруг найдется). Потому это является фактором сдерживания для члена криминального сообщества. Но, повторюсь, в ХХI веке это уже скорее анахронизм. И как только умрут старые "уважаемые" представители криминалитета ХХ века и их места займут новые (зачастую "апельсины") "криминальные тинейджеры", то все эти принципы рухнут в преисподнюю. Уж о чем говорить, если на самарском централе в корпусе "спецы" долгое время был "смотрящим" человек, сидящий за торговлю наркотиками (это нонсенс по "воровским понятиям").

В бээсных лагерях данный принцип принимает несколько специфичный оттенок. Конечно, что то схожее с понятиями "черными" есть. А как иначе? До 70% общепринятых воровских понятий сохраняется в бээсных лагерях, но переделаны под "бээсные понятия" (где то более 20% бээсников прошли "черные" бытовые лагеря). Есть свои "отделенные" (низший социальный статус), есть свои "крысы" (пойманные на воровстве у товарищей), есть "гады" (совершившие гадкий поступок) и т.д. и т.п. Но самое главный фактор, влияющий на "бээсные понятия" и отдаленно похожий на "воровской"- это то, что бээсная зона является своеобразным дисбатом, где сидят бывшие силовики, они же в большинстве офицеры, а есть офицерские понятия и у них много общего с воровскими принципами. Есть такое понятие- офицерская честь. Офицер, совершивший преступный поступок, должен что? Догадываетесь. Иначе он теряет честь офицера.... Потому офицер, если пойман и осужден, должен или не признавать свою вину, или... он теряет офицерскую честь. А потерявший честь... (кто раз потерял честь, тот способен и далее ее терять). Потому в бээсных лагерях (не так открыто, но подспудно подразумевается) осужденный офицер, какое бы он преступление не совершил и какой бы он приговор не имел, не признавший свою вину и не сотрудничавший со следствием, пользуется уважением у других офицеров (как правило, бывшим военнослужащим ВВ и погранцам рядового и сержантского состава этот вопрос "до лампочки"). И наоборот. Признал, покаялся, сотрудничал.... а почему не застрелился? Не успел? У тебя дети? Не вопрос. Просто не смей называть себя отныне офицером. Чести ты лишен. Иди к "контрабасам" (контрактникам-военнослужащим).

Это серьезный этический и моральный вопрос. Я не хочу здесь много философствовать. Но суть здесь в другом- бээсное понятие о аморальности признания вины, сделки со следствием и т.д. чем то перекликается с ортодоксальным "воровским понятием". Просто приобретает несколько специфическую черту.

Примеры из жизни...
В Чертановском райсуде Москвы, используя наградной пистолет Макарова, в феврале 2020 года покончил с собой ветеран МВД СССР (перешел из МВД во ФСИН в звании полковника милиции), бывший начальник автотранспортного управления ФСИН Виктор Свиридов. Выстрел раздался после того, как бывший офицер, страдающий от онкологического заболевания, был признан виновным в вымогательстве крупной суммы у бывшего замдиректора ФСИН Александра Сапожникова. Выстрел прогремел в кабинете №313 в 13:10 — во время оглашения судьей Натальей Шабашевой приговора. Она признала пенсионера МВД и ФСИН Свиридова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 163 УК (вымогательство в особо крупном размере). Спросив, понятен ли осужденному приговор, она постановила взять его под стражу в зале суда.
«Происшедшее я не видел. Раздался хлопок, и Виктор Семенович Свиридов упал на скамью. Подбежавший пристав попытался оказать ему помощь, но уже было поздно»,— рассказал адвокат Григорий Иванищев.
В Чертановском суде, в свою очередь, пояснили, что по предъявленному обвинению господину Свиридову грозило от 7 до 15 лет лишения свободы, но срок, учитывая смягчающие обстоятельства, в том числе заболевание и преклонный возраст, был назначен ниже низшего предела (3 года, но насколько известно Свиридов об этом уже не услышал).

Есть схожие примеры и в Самарской области...
Начальник четвертого отдела по городу Тольятти Управления ФСКН России по Самарской области, подполковник полиции Максим Шишко застрелился на даче. 18 октября 2014 года в дежурную часть отдела МВД России по Ставропольскому району обратилась жительница города Тольятти. Женщина сообщила полицейским, что на территории дачного участка она обнаружила труп своего мужа. Шишко застрелился из пистолета марки "Байкал". Незадолго до этого был задержан его зам- старший оперуполномоченный по особо важным делам 4 отделения отдела УФСКН России по Тольятти майор полиции Сергей Петров за сбыт наркотических средств. И есть версия, что подполковнику Шишко "конфиденциально" сообщили: "твой зам раскололся и скоро приедут за тобой". Но это лишь версия....

Смысл в том, что есть разные офицеры... Как бы я отрицательно не относился к некоторым бээсникам (например, майор полиции Иван Нещадимов, работавший в свое время в ОП-9, приложил руку к исчезновению доказательств из дела по покушению на меня в октябре 2014 года, а полковник Дмитрий Сазонов передавал третьим лицам для меня: "Когда же этот му...к заткнется, пока его не заткнули другие..."), но должен признать- в бээсных зонах пользуются уважением те офицеры, которые не признали вины и не пошли на сделку со следствием. Вы спросите- а если его вина неопровержима? Да без проблем! Признавайте и идите на сделку! Но признав факт своих преступных действий, вы тем самым признаете, что нарушили кодекс офицера и попрали офицерскую честь. Вы- не офицер. С этого момента вы штрафбатовец, разжалованный в рядовые.

Конечно, есть разные ситуации. Есть преступления по неосторожности, при превышении самообороны, при выполнении приказов (зачастую преступных). Пусть каждый сам решает эту дилемму. Преступление от этого не перестает быть преступлением. Офицерская честь все равно утеряна. Я вспоминаю историю, которая в действительности имела место. 1962 год. Народные волнения в Новочеркасске. Солдаты внутренних войск получают приказ от своего командира открыть огонь поверх голов митингующих. Как предупреждающий в случае отказа разойтись по домам. Огонь открыт. За толпой демонстрантов росли деревья... После залпа с деревьев попадало несколько мальчуганов (от 5 до 14 лет), которые из любопытства залезли на них и лицезрели противостояние. Крики и вопли мирного населения... Вскоре после этого один лейтенантик (чуть за 20 лет возраста) практически перед строем застрелился. Не вынес... Офицер ли он? Или слабак (для офицера внутренних войск МВД СССР)? Решайте сами...

Я это так глубоко поясняю, потому что очень многие из офицеров приезжают на бээсные лагеря и заявляют, что они невиновны.. А потом читается его приговор и выясняется: он признал вину и сотрудничал со следствием. Зачем признал, если невиновен? Да, у правосудия есть практика (и она всегда озвучивается подследственным): "Признаешь вину и получишь по минимуму". Да, многие идут на этот путь... Но.. не стоит пытаться и рыбку сьесть, и на кол сесть. Если признал, то взял на себя грех. Забудь об офицерстве. Забудь о таких глупых и противоречивых высказываниях: "Я- российский офицер! Я признал свою вину, но это была хитрость. А так я не виноват. Я- офицер!". Признание вины, по мнению правосудия, является важнейшим фактором для обязательного осуждения.

Я встречал по этапу одного ростовского бээсника, который отсидев уже долгий срок за убийство жены, возвращался в родной Ростов для дальнейшего выяснения своей судьбы. Дело в том, что много лет назад он напился дома, устроил скандал с женой и избил ее.. На утро вся хата в крови... Кровь жены (установила экспертиза).. Но тело пропало.. Короче, ретивые опера и дознаватели, зевающие судья и прокуроры. И... его признанка. Жена не найдена. Он ничего не помнит.. Пьянка поганая.. Да жесткие допросы и пресс-хата.. Короче, признал. Тело, мол, кинул в Дон и ищи-свищи... Короче, срок большой и лагерь в Пермском крае. И вот прошло много лет. И.. жена приехала в родную станицу. Припухшая и помятая. Опостылела ей жизнь молодая с алкашом, он ее избил до полусмерти и ночью она сбегла. И все эти годы моталась в донбасских окопах. Жизнь распрекрасна. Ополченцы ее любили... Но надоело. И домой в родную станицу. А муженька-женоубивца опять этапом в Ростов. Вы думаете кого нибудь накажут? НЕТ!! Женоубийца признал вину! Юридически ни следствие, ни судья, ни прокурор не совершили фальсификации (если это, разумеется, не докажут отдельным расследованием). Подсудимый признался и все! Срок! Никто не спорил! Я его спросил: "Зачем?". Ответ логичен: "Да пьян я был. Реально думал, что пришиб суку... Да и следак меня убедил". Вы думаете, что его теперь оправдают и выплатят компенсацию? Наше правосудие невиновных не сажает! Проведут беседу с потерпевшей и с ним. И... нанесение тяжких телесных (ст.111 УК РФ- до 10 лет), или попытка убийства (ст.105 ч.30). Отпустят за отсиженным. И все довольны....

При расследовании преступлений Чикатило (еще до его задержания), следствием был задержан молодой парень. Ранее судимый. Пресс-хата и жесткий допрос. Парень сознается. Но преступления продолжились и вскоре задерживают Чикатило. Но... парень уже повесился в камере. Не выдержал издевательств криминалитета (соседей по камере).

Это серьезный вопрос к правосудию. Можно ли считать признание и явку с повинной основным (по факту, а не по всяким там разьяснениям Верховного Суда, к которым никто не прислушивается) доказательством по делу. Это ведь скорее подачка со стороны следствия подозреваемому, что бы и он получил меньше и следствие не напрягало мозги. А когда подозреваемый видит, что следствие или суд настроено безоговорочно его посадить, он идет на такое соглашение. Но может ли так поступить офицер, который потом кричит: "Я не виновен. Признать вину вынужден". Это не офицер. Это размазня. И ему не место в касте офицеров. А уж если человек виновен и лишь справедливо признал свою вину, то тут естественно его автоматическое покидание данной касты (аналог- "раскорование" и "сьезжание с масти" у блатных). Вот такие принципы на бээсной зоне, которые имеют аналоги и в криминальных понятиях. У каждой масти своя специфика...

По вопросу частичного признания я не буду вдаваться в подробный анализ. "Я признаю вину частично. Вот это было, а этого не было"- это не разговор для определения степени сохранности офицерской чести. Она или есть, или ее нет. Не может честь быть на 20% сохранившейся...

Офицеров, которые осуждены, но категорически не признали своей вины, наверное много. И они по прежнему заявляют о себе как об офицерах. Я их всех не знаю. Не у всех я спрашивал приговор или задавал вопрос о признании вины (еще раз повторюсь- многие заявляют о непризнании, но в приговоре значится другое). Но скажу о человеке с которым я дружил, знал его и знаю (это не зависит от наличия или отсутствия вины), что он смело мог сказать: "Я- офицер". И отличался от многих других, которые заявляли о своем офицерстве, но на деле давно его просрали...

Полковник, бывший заместитель начальника Самарской таможни Дмитрий Игонин (взятка. Срок- 7 лет)
Фото- Вета Мурзина

Тут можно и дальше много рассуждать о факторе "порядочности" при признании вины или непризнания. Я хорошо знаю нашу систему правосудия. Бывшие прокуроры, следователи и судьи мне рассказали как много сидят невиновных (в количественном эквиваленте, но не процентном). Как много невиновных признают вину и идут на сделку со следствием ради снижения срока. Но одно мне стало понятным- если ортодоксальный криминалитет отвергает сделку со следствием и признание вины якобы по каким то "понятиям" и над этим смеются большинство людей, то бээсники-офицеры отвергают сделку и признание ради оставления чести офицера. Иначе ни чести, ни... чистой биографии.

29 ноября 2017 года в Гааге покончил с собой генерал хорватской армии Слободан Пральяк. Военный принял яд после того, как на апелляции в Международном трибунале по бывшей Югославии был подтвержден его приговор по обвинению в военных преступлениях против боснийских мусульман. Преступник? Вероятно. Но остался офицером до конца, так как умер до того момента, как покусились на офицерскую честь...
Источник фото

Tags: Бандитская Самара, Олег Иванец, законы, коррупция, криминалитет, криминология, правоохранительные органы, правосудие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments