олег иванец (ivanetsoleg) wrote,
олег иванец
ivanetsoleg

Category:

Самарские оборотни в погонах в местах лишения свободы. Часть 9



В этой главе я расскажу о том, как арестованный оказывается в спецкатегории "БС" и как я проходил эту стадию в самарском ИВС и самарском СИЗО. С кем сидел, о буднях СИЗО и ИВС, об особенностях самарских и сызранских "бээсных" "хат" (камер).

Сразу поясню, что в сызранском СИЗО существует некоторое отличие в раздельном содержании осужденных и подследственных от самарского. Там принята формулировка "БРМ" (осталась от советских еще времен)- "Бывший работник милиции". Хоть это понятие и не совсем точно (многие бээсники не имеют отношения непосредственно к милиции), но более правильно. В Самаре формулировкой "б/с" просто страхуются от возможных проверок (например ОНК или московских проверок). Ведь БС еще по закону предполагает и "безопасное содержание", куда определяются люди, по тем или иным причинам, нуждающиеся в защите и обеспечении безопасности. Сами сидельцы их называют "бээмщики" (от формулировки БМ- безопасное место). Но по закону они могут содержаться вместе с бывшими сотрудниками (уж будем их по прежнему называть "бээсами"). И всевозможные проверки тут не обнаружат нарушения.. Самыми известными бээмщиками на самарском централе в период 2015-2016 (период, о котором я рассказываю) были Д.Мкртумян и С.Агеев. Были и еще... но я об этом пока умолчу, так как есть причины.

30 октября 2015 года поздно ночью под конвоем я был доставлен в ИВС ГУ МВД РФ по Самарской области (Куйбышева, 42а).
Источник фото

Так как я знал прекрасно процедуру оформления в ИВС и СИЗО, то при заполнении документов я изначально сказал, что по спецучету прохожу как "бывший сотрудник". Дежурный поднял на меня глаза и с усмешкой произнес: "Потом разберемся. Много тут таких фантазеров". Вообще то это нарушение законодательства и должностное преступление. Уже потом на суде я это озвучил, но прокурор Афанасьева М. в ответ парировала: "А почему Вы тогда жалобу не написали?". Этим все сказано о профессиональной работе прокуратуры. Когда сообщается о преступлении, то прокуратура обязана проверить... Если на суде кто-то заявит, что он обладает информацией о преступлении, то по логике Марии Афанасьевой: "А Вы об этом писали заявление? Нет? Ну тогда на это и суда нет...".

Ну да ладно. Я не прочь всегда был находиться с общаком (в общей массе). Никогда проблем не было. Так что меня определили в камеру. В камере меня встретил взлохмаченный и вроде бы индиффирентный арестант. Володя. Годков под сорок. Началась беседа. Разумеется, я начал что то рассказывать про интернет и сайты... Сокамерник молча слушал, не проявлял интерес к беседе. В середине беседы (даже скорее моего нервного монолога) сокамерник извинился: "Я вообще не рублю в вашем интернете. Я ведь нарик и мне не до этого. У меня его и нет..". Но в один момент он как то невзначай произнес: "А аккаунт то на кого зарегистрирован?". Я опешил, меня осенила смутная догадка и я замолк надолго. Хотя, может я и ошибаюсь... На утро его перевели (или увезли) и я его больше не видел. Ко мне подселили нового соседа-разбойника и мы уже дружно в течении нескольких дней обсуждали выборы в парламент Папуа-Новой Гвинеи, а также личность временного президента Центрально-Африканской Республики Катрин Самба-Панзу и шансы на предстоящих выборах Фостен-Арканж Туадера.

Чтобы уже потом не возвращаться к теме ИВС ГУ МВД, я расскажу о дальнейших моих мытарствах по этому изолятору в период 2015-2016 годов. Сотрудники там нормальные. Содержание и отношение нормальное. Вообщем все в порядке (первоходы конечно воют, но это с непривычки). Питание намного лучше, чем в СИЗО (подведомствен УФСИН РФ по Самарской области).

Как то меня привезли в ИВС для встречи с Генералом. ИВС "стоит на ушах". Генерал (Солодовников, если вы не догадались) везде наводил ужас, а тут он стопроцентно приедет побеседовать с Иванцом. Сотрудники ИВС усиленно готовились, застегивали все пуговицы, прятали неположенные вещи, "шмонали" (обыскивали) камеры. Короче, готовились к приезду Первого...
Меня привели в камеру, где уже сидел Михаил Полатбеков. Познакомились, то да се... Сидим, ужинаем. И вдруг Михаил спрашивает: "А ты Андрея Еремеева знаешь?". Я спокойно отвечаю, что даже на похоронах был... Михаил потом часа два молчал (чем удивил меня), пока не признался, что это он его.. грохнул. Оказалось, что Михаил меня принял за друга "Боксера", хотя я его знать не знал..
Вообще Михаил оказался нормальным и вменяемым человеком, отслужившим в ВДВ и тесно связанным с одной из самарских криминальных группировок. Но об этом в другой раз.
Полатбеков после осуждения был этапирован в ФКУ ИК-8 Башкортостана, где мы с ним дружили впоследствии и проявил себя в самарском землячестве как очень порядочный и отзывчивый человек.

Справка:
26 января 2015 года примерно в 8 часов утра у одного из домов, расположенных на улице Солнечной в Промышленном районе города Самары, было обнаружено тело 42-летнего мужчины с огнестрельными ранениями. Погибший- бывший боксёр, судья Федерации бокса Самарской области, заместитель атамана Самарского окружного казачьего общества Андрей Еремеев. В "Бандитской Самаре" еще с 90-х годов его знали как "Боксера".
Андрей Еремеев

В ходе следственных действий и оперативно–розыскных мероприятий установлены и задержаны четверо жителей города Самары и Самарской области.

По версии следствия, в январе 2015 года Михаил Полатбеков (1978 года рождения) получил от пособников 250 тысяч рублей и оружие для убийства Еремеева. 26 января Полатбеков, дождавшись, когда бывший боксёр выйдет из подъезда своего дома, произвел в него не менее трёх прицельных выстрелов из пистолета «ТТ» № К 2146 в голову и тело жертвы.

Во время производства предварительного следствия обвиняемый полностью признал свою вину и заключил досудебное соглашение о сотрудничестве.


Приговором Самарского областного суда Полатбекову назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.


Как то еще одна интересная история произошла со мной на самарском ИВС. Однажды вечером раздались душераздирающие крики. Потом удары. Потом опять крики. Я изначально подумал, что какой-то маньяк-расчленитель поймал крысу и пытается ее сьесть. Потом начались крики и вопли человека, как будто его детородные органы планомерно ампутируют. Я вскочил и начал готовиться к экстренной эвакуации, так как реально подумал, что ИВС захватили террористы и уничтожают всех инаковерующих. У меня открылась "кормушка" (окно для подачи пищи) и сотрудник ИВС меня известил: "Можешь посмотреть. Твой сосед один и дуркует. Сейчас мы его будем успокаивать, так как он бьется головой о дверь и мы обязаны пристегнуть его наручниками к кровати. А то потом не отпишемся..". Мне это было не интересно (быть свидетелем или понятым в тюрьме не приветствуется), потому я стал просто слушать часовую борьбу демона с вельзевулом. Кто то орал, кто то матерился, кто то комментировал.. Вся ИВС этот вечер жила разговорами о побоище добра и зла, хотя никто так и не понял, кто есть кто...
В тот вечер моим ближайшим соседом по ИВС (оба мы сидели в одиночках) был Владимир Стариков.

СПРАВКА:
Владимир Стариков арестован в марте 2015 года по подозрению в хищении 20 миллионов рублей бюджетных средств, направленных на развитие фермерских хозяйств. Стариков- член политсовета реготделения "Единой России", президент областной ассоциации фермерских хозяйств.
20 марта пресс-служба ГУ МВД по Самарской области сообщила о возбуждении уголовного дела по части 4 статьи 159.2 в отношении двух глав крестьянских (фермерских) хозяйств, которые, по версии следствия, похищали бюджетные денежные средства, выделяемые Министерством сельского хозяйства и продовольствия Самарской области в качестве грантов на реконструкцию ферм. Фермы реконструированы не были, а государству был причинен ущерб в 20 миллионов рублей. Фермеры и их жены, работающие в хозяйствах, где не была произведена реконструкция, также арестованы.
Источник фото

11 февраля 2016 года «Самарское обозрение» проинформировало читателей об избиении Старикова в изоляторе временного содержания. Защита бывшего председателя Ассоциации крестьянских, фермерских хозяйств и кооперации Самарской области инициировала проведение доследственной проверки в отношении сотрудников городского изолятора временного содержания.

Егор Евсейчев: «7 февраля при проведении следственных действий в ИВС города Самары (улица Куйбышева, 42) Стариков сообщил следователю, что по состоянию здоровья пока не может знакомиться с экспертизами по делу, жаловался на повышенное давление и неоказание медицинской помощи, просил вызвать ему «скорую». Его увели в камеру. На следующий день, 8 февраля, сотрудники ИВС стали насильственно выводить Старикова из камеры на втором этаже в помещение следственного кабинета. Я тоже прибыл в ИВС, там уже были двое оперов из областного ГУ МВД - видимо, ждали, когда его выведут. Стариков сообщил сотрудникам ИВС, что ему плохо, и вновь попросил вызвать «скорую». Те в ответ стали его избивать, крики моего подзащитного слышал и я, и другие лица, содержащиеся в ИВС. Многие спрашивали через двери, что происходит. Стариков кричал и звал на помощь. Я попытался прекратить это, вызвать дежурного, но бесполезно. Продолжалось все это около часа. Затем мы вместе со следователем прошли в его камеру - у него было сильно разбито лицо, из носа сочилась кровь, глаз не было видно вообще, так они заплыли. Также он сейчас жалуется на сильное онемение руки (рука почти отнялась), он говорит, что ему ломали пальцы».

В городской больнице имени Николая Пирогова Старикову, по словам адвоката, диагностировали гематомы лица и головы, ссадины на руках, пальцах и плечах, перелом носа. Пресс-служба ГУ МВД по Самарской области эту информацию не подтвердила.


Ну что ж, молодец! Он своего добился. Отсидев чуть больше года в СИЗО, его в итоге освободили под домашний арест. И лишь в 2020 году апелляционная инстанция окончательно определила ему срок- два с половиной года общего режима. Как вы понимаете, он уже свое к этому моменту отсидел (день тюрьмы приравнивается к 1,5 дням общего режима плюс срок домашнего ареста день за день).

В тюрьме я сразу был определен в камеру "БС". Сотрудники ФСИН сразу определяют по компьютеру и со слов статус арестанта. Камеры в СИЗО №1 подразделяются сначала на первоходов и второходов (малолетки, естественно, сразу отсортировываются). Потом идет подразделение по статусу: "красные", "бээсы", "отделенные" и "порядочные" (живущие по воровскому порядку- мужики и блатные). Уже далее администрация пытается разделить арестантов по тяжестям статей. Но не всегда это удается. Так же как и совсем утопическая инструкция времен Реймера, требующая разделения на курящих и не курящих. Разумеется, осужденные и не осужденные также содержатся раздельно.




Женщин в самарском СИЗО практически не бывает. Хотя иногда привозят из Сызрани. Однажды, прогуливаясь по прогулочному дворику, мой временный сокамерник "Жека" ("транзитчик", осужденный в Новочеркасске, и этапируемый в мордовский спецлагерь; чемпион Новочека по боксу и бывший тамошний участковый) услышал в соседнем дворике женский голос, разговаривавший с кем то из соседей, решил присоединиться к разговору. Женщина назвалась "Ольгой". Уже по ходу разговора я также присоединился к дискуссии и поздоровался с собеседницей.. Ольга Гисич.. Когда то я знал ее маленькой скромной девочкой, которая ходила в начальную школу. Когда она заканчивала школу, я передал ей стопку исторических книг для подготовки к поступлению на юрфак Госуниверситета. Потом она стала известным адвокатом...


И вот прошло почти 25 лет с последней нашей встречи и мы вновь встретились... на прогулочном дворике самарского СИЗО. Жизнь злодейка..

СПРАВКА:
Известный самарский адвокат Ольга Гисич получила 8,5 лет колонии. В 2013 году ей поставили ложный диагноз «рак» в клинике ИДК и провели операцию. По версии следствия, после этого адвокат начала мстить: организовала поджоги машин руководства клиники, нападения на ее сотрудников, а затем перешла к вымогательству — требовала 1 миллион долларов. Гисич настаивает, что отомстила как раз клиника — за ее желание добиться справедливости.
С 2004 года она была пациенткой клиники ИДК — одного из крупнейших медицинских центров в Поволжье, три года назад вошедшего в группу компаний «Мать и дитя» известного врача, акушера-гинеколога Марка Курцера. В конце 2012 года, следует из описанной в картотеке амбулаторной истории, Гисич поступила в эту клинику на плановую эндохирургическую операцию, которую проводил главврач ИДК Марат Тугушев. Сделали операцию. Однако обнаружилась инфекция, которая, вероятно, была занесена при проведении резекции. В проведении операции, от последствий которой, по мнению Ольги, возникла инфекция, и больших затратах на обследование в Израиле главврач Тугушев посоветовал Гисич винить себя саму: «С нашей стороны ошибки не было".
В начале осени 2014 года директор одного из самарских коллекторских агентств, 41-летний Дмитрий Козлов, явился с повинной в следственный отдел. Мужчина признался в поджоге автомобилей гендиректора клиники ИДК Владислава Шерстобоева и ее главврача Марата Тугушева, которые, по его словам, совершил по просьбе своей знакомой Ольги Гисич за вознаграждение в 95 тысяч рублей. Свое желание сдаться он объяснил тем, что заказчица якобы не заплатила ему обещанную сумму.

Гисич арестовали 22 октября — через 20 месяцев после операции, перенесенной ей в клинике ИДК. Первоначально следователи вменили адвокату два эпизода организации умышленного уничтожения или повреждения имущества (часть 3 статьи 33, часть 2 статьи 167 УК), но в ходе расследования этого дела к обвинению добавились еще два эпизода — об организации нанесения побоев врачу ИДК Оксане Юденевой (часть 3 статьи 33, часть 1 статьи 116 УК) и организации умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью гендиректору компании Шерстобоеву (часть 3 статьи 33, часть 1 статьи 112 УК). Суд признал Ольгу Гисич виновной в организации сожжения двух автомобилей — Nissan Qashqai главврача ИДК Тугушева и Hyundai Getz гендиректора компании Шерстобоева. По версии следствия, Гисич вымогала деньги на двух встречах с главврачом Тугушевым — 9 и 24 сентября 2014 года в его кабинете. На этих встречах Гисич действительно вела речь о компенсации нанесенного ей вреда и требовала извинений.... Короче, в итоге суд дал ей 8,5 лет...



На карантине я сидел вместе с Ринатом Сирастиновым, бывшим милиционером из Советского РОВД. Прогуливаясь по СИЗО (прием у врача, вывозы в ИВС и УЭБ и ПК ГУ МВД, следственные действия с операми), я встречался с Вовой Борским и Виталиком Спортсменом, Мамукой и Акимом...

Но вот наконец меня с карантина поднимают в камеру моего продолжительного заключения.. В ней я просидел почти полгода, пока меня не вывезли в Сызрань. Моими сокамерниками были изумительнейшие люди.

Продолжение следует

Читать другие главы книги "Самарские оборотни в погонах в местах лишения свободы":
Часть 1- https://ivanetsoleg.livejournal.com/402895.html
Часть 2- https://ivanetsoleg.livejournal.com/403177.html
Часть 3- https://ivanetsoleg.livejournal.com/403242.html
Часть 4- https://ivanetsoleg.livejournal.com/404076.html
Приложения и документы- https://ivanetsoleg.livejournal.com/405992.html
Часть 5- https://ivanetsoleg.livejournal.com/408165.html
Часть 6- https://ivanetsoleg.livejournal.com/409258.html
Часть 7- https://ivanetsoleg.livejournal.com/416173.html
Часть 8- https://ivanetsoleg.livejournal.com/416974.html
Некоторые пояснения- https://ivanetsoleg.livejournal.com/408353.html



Tags: Бандитская Самара, Криминальная губерния, Олег Иванец, коррупция, криминалитет, правоохранительные органы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment