олег иванец (ivanetsoleg) wrote,
олег иванец
ivanetsoleg

Categories:

Банда Филимошина. С 80-х и до сегодняшнего дня... Часть 2



Ну и итог Дела № 02-67/1991 год (19 июля 1991 г. судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суде в составе: председательствующего Ахмедшина Р.А., народных заседателей Силанова Н.И. и Артемьевой О.М., при секретаре Яннаевой Т.Е., с участием прокурора Майновского А.Н., адвокатов Гончаровой, Коробцовой, Царевой, Кравец, Соколовского, Фельберга, Яковлева, Косицына, Евдокимова, Щупакова, Шарапова, Киреева, в открытом судебном заседании в городе Самаре, рассмотрела уголовное дело):

Учитывая конкретные обстоятельства дела, личность подсудимого Басиса - характеризуется положительно, на иждивении имеет несовершеннолетнего ребёнка, ранее к уголовной ответственности не привлекался, судебная коллегия считает возможным применить к нему ст. 44 УК РСФСР.
Учитывая конкретные обстоятельства дела, личность подсудимого Заца – характеризуется положительно, в содеянном искренне раскаялся, ранее к уголовной ответственности не привлекался, более полугода содержался под стражей, и, признавая перечисленные обстоятельства исключительными, считает возможным применить к нему ст. 43 УК РСФСР, и назначить ему меру наказания в виде лишения свободы в пределах срока содержания его под стражей, с частичной конфискацией имущества. Из протокола и постановления видно, что Зац содержался под стражей с 29 апреля по 24 августа 1990 года.
Учитывая конкретные обстоятельства дела – Морозов при пособничестве Кашкирова похищал по существу заброшенные в цеховых свалках контакты, содержащие драгоценные металлы, материальный ущерб за счёт вещественных доказательств почти полностью погашен, у Кашкирова на иждивении двое детей, Морозов реально ничем не обогатился, оба ранее к уголовной ответственности не привлекались, в содеянном раскаялись, и, признавая перечисленные обстоятельства исключительными, судебная коллегия считает возможным применить к ним ст. 43 УК РСФСР, в том числе для Морозова, касающегося конфискации имущества.
При назначении наказания другим подсудимым учитывается личность каждого из них, семейное положение, характер и степень общественной опасности содеянного, роль каждого из них в преступном деянии. В качестве смягчающего обстоятельства ответственность признаётся для Мельника, Мошкина, Павлова – их раскаяние в содеянном, активное способствование в раскрытии преступных деяний.
Учитывая, что Нестеров был осуждён 27 июля 1990 года по ст. 211-1 ч.1 УК РСФСР к 8 месяцам лишения свободы, при назначении нового наказания к нему следует применить ст. 40 УК РСФСР.
В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 301, 303 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Признать виновными:
Филимошина Андрея Владимировича, Нестерова Игоря Андреевича, Кудашева Виталия Николаевича, Торгашова Германа Геннадьевича, Мошкина Владимира Григорьевича, Воробьёва Владимира Валентиновича, Воробьёва Сергея Валентиновича, Павлова Сергея Леонидовича, Мельника Алексея Васильевича – по ст. 77 УК РСФСР;
Морозова Николая Анатольевича – по ст.ст. 15-88 ч.1, 88 ч.1, 93-1 УК РСФСР;
Кашкирова Геннадия Петровича – по ст.ст. 17-93-1, 88 ч.2 УК РСФСР;
Пироцкого Марка Нисановича – по ст.ст. 208 ч.4, 88 ч.1, 17-144 ч.3 УК РСФСР;
Заца Константина Борисовича – по ст.ст. 15-88 ч.1 УК РСФСР;
Басиса Григория Александровича – по ст. 208 ч.4 УК РСФСР.
Назначить наказание:
Филимошину А.В. – двенадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки с отбыванием в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;
Нестерову М.А. – девять лет лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки. В соответствии со ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений путём частичного сложения наказание по приговору от 27 июля 1990 года меру наказания Нестерову считать в девять лет и шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки с лишением права управлять транспортными средствами сроком на три года с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии строгого режима;
Торгашову Г.Г. – девять лет лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;
Воробьёву С.В. – восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;
Воробьёву В.В. – восемь лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;
Кудашеву В.Н. – семь лет лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии строгого режима;
Мошкину В.Г. – шесть лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии строгого режима;
Мельнику А.В. – четыре года и 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;
Павлову С.А. – четыре года лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;
Пироцкому М.Н. – по ст. 17-144 ч.3 УК РСФСР четыре года лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 208 ч.4 УК РСФСР – четыре года лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки; по ст. 88 ч.1 – четыре года лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки. В соответствии со ст. 40 УК РСФСР путём частичного сложения наказаний меру наказания Пироцкому считать в пять лет лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;
Кашкирову Г.П. – по ст. 88 ч.2 УК РСФСР пять лет лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки; по ст. 17-93-1 с применением ст. 43 УК РСФСР четыре года лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки. В соответствии со ст. 40 УК РСФСР путём частичного сложения наказаний меру наказания Кашкирову Г.П. считать в пять лет лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;
Морозову Н.А. – по ст. 15-88 ч.1 УК РСФСР три года лишения свободы без конфискации имущества, без ссылки; по ст. 88 ч.1 УК РСФСР четыре года лишения свободы без конфискации имущества, без ссылки; по ст. 93-1 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР четыре года лишения свободы без конфискации имущества, без ссылки. В соответствии со ст. 40 УК РСФСР путём частичного сложения наказаний меру наказания Морозову Н.А. считать в четыре года 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества без ссылки с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима. В соответствии со ст. 62 УК РСФСР к Морозову применить принудительное лечение от алкоголизма;
Зацу К.Б. – по ст. 15-88 ч.1 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР шесть месяцев лишения свободы с конфискацией 3399 руб. 85 коп. – денег изъятых и выданных Зацем органам следствия, находящихся на хранении в ФИНО УКГБ, наказание считать для него отбытым;
Басису Г.А. – по ст. 208 ч.4 УК РСФСР два года лишения свободы без конфискации имущества и без ссылки. В соответствии со ст. 44 УК РСФСР меру наказания ему считать условной с испытательным сроком в два года. Приговор в исполнение не приводить, если Басис в течение испытательного срока не совершит нового преступления, и примерным поведением, честным трудом оправдает оказанное ему доверие.
Меру пресечения осуждённым Филимошину, Торгашову, Нестерову, Кудашеву, Воробьёву С.В., Воробьёву В.В., Кашкирову, Пироцкому оставить содержание под стражей, Басису, Зацу подписку о невыезде оставить без изменения. Меру пресечения Мошкину, Мельнику, Павлову, Морозову в виде подписки о невыезде изменить, взять их под стражу немедленно в зале суда.
Однако разыскиваемого Снапелева также вскоре был задержан.
Снапелев Юрий Миронович- 18 июня 1937 г. рождения, русский, уроженец села Алексеевка Алексеевского района Куйбышевской области, холостой, с высшим техническим образованием, судимого 21 января 1982 года по ст.78 УК РСФСР к 10 годом лишения свободы со ссылкой сроком на 5 лет, освобождённого 20 мая 1989 г. по отбытию основного срока, работавшего реализатором в кооперативе «Лотос» в г. Павлов-Посад Московской области, без определенного места жительства.
22 апреля 1992 г. судебная коллегия по уголовный делам Самарского областного суда в составе: Ахмедшина Р.А., народных заседателей Артемьевой О.М. и Максимовой Т.И., при секретаре Яннаевой Т.Е., с участием прокурора Майновского А.Н., адвокатов Тилежинского В.С., Кузнецова В.И., в открытом судебном заседании в г. Самаре его судила.
Органами следствия действия Снапелева были квалифицированы по ст.77 УК РСФСР как непосредственного участника банды и одного из организаторов вооружённой банды для совершения хищения ценностей у граждан.

Судебная коллегия посчитала необходимым его действия подлежащим переквалификации по следующим основаниям:
В хода судебного следствия доказательств участия в банде Снапелева, а также в организации им вооруженной банды не добыты. Поскольку Снапелев снабжал Филимошина сведениями о наличии крупных ценностей в квартирах Саликзяновой, Изриной, он же склонил последнего к совершению хищения этих ценностей, кроме того непосредственного предоставил членам банды жилье в городе Москве для обеспечения ими совершения хищений, то действия Снапелева следует квалифицировать как подстрекательство и пособничество в совершении хищений ценностей у Саликзяновой, Изриной
Снапелева Юрия Мироновича признать виновным по ст.ст. 17-77 УК РСФСР, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком одиннадцать лет с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 41 УК РСФСР по совокупности приговоров меру наказании Снапелеву Ю.М. считать в одиннадцать лет лишения свободы с содержанием в исправительно-трудовой колонии строгого режима, с конфискацией имущества, со ссылкой сроком на пять лет. Срок наказания исчислять с 26 июня 1991 г.
А чуть позже кассационная инстанция и вовсе скостила ему срок:
"Приговор Самарского областного суда от 22 апреля 1992 года в отношении Снапелева Юрия Мироновича изменить. Действия Снапелева Ю.М. переквалифицировать со ст.ст. 17-77 на ст.ст.17-146 ч.2 п.п. «а, е» УК РСФСР, и назначить ему наказание восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества. Согласно ст. 41 УК РСФСР, по совокупности приговоров к отбытию Снапелеву определить восемь лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима с конфискацией имущества и с частичным присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору - ссылки сроком на два года".
Так завершилось это выдающееся дело о бандитизме в 80-х годах... Какова же дальнейшая судьба участников "банды Филимошина"?

7 июля 1993 года судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе: председательствующего Курылева В.А., народных заседателей Князевой В.Н., Пресняковой Т.В. при секретаре Богатыревой О.В., с участием прокурора Мизонина В.Н., адвокатов Бочкова Б.В., Корнилова Б.А., Киреева А.А., в открытом судебном заседании в г. Самаре рассматривала уголовное дело в отношении братьев Воробьевых и Кузнецова Владимира Михайловича. Оказалось, что они участвовали в одном из первых в России "заказных мафиозных убийств"...

Из воспоминаний куйбышевского оперативника Валерия Лукьяновича Щетинского :
"— Я работал начальником отделения по раскрытию тяжких преступлений в Куйбышеве, где как раз зарождалась мафия, — делится милиционер. — И в 1988 году застрелили Фарида Шарафутдинова — его прозвище «Шарик». «Пивная мафия». Шло распределение пива на пивнушки в центре и на Безымянке. «Шарик» на пивзавод затискал своего человека и пиво больше получали в центре, где всё «Шарика» было. На Безымянке обиделись, пытались разобраться. А кончилось тем, что Шарафутдинов выходил из фабрики-кухни на Коммунистической — у него тогда родился ребенок, шел с детским питанием — и ему выстрелили в затылок из малокалиберной винтовки.
— Нам (вместе с Радиком Ягутяном, который вел дело от прокуратуры- О.И.) отдельный кабинет дали, освободили от всего — это мафия, надо заниматься. И начались звонки с угрозами. И домой, и на работу. Кто звонил — не знаю, знаю — не скажу. И мне, и Ягутяну поступали звонки. Говорили, чтобы мы не лезли.."

20 ноября 1988 года к молочной кухне на улице Коммунистической подьехал Фарид Шарафутдинов. Пробыв недолго внутри, Фарид вышел и направился к своей машине. В этот момент раздался выстрел. Стреляли из  мелкокалиберного ружья. Пуля попала точно в затылок и Фарид скончался на месте. Убийцы скрылись на своей машине. Все это происходило утром при стечении множества народа. Свидетелей убийства было очень много. Оказалось, что братья Воробьевы (из "банды Филимошина") за неплохой гонорар подрабатывали на стороне. По крайней мере, нет информации, что Филимошин как то связан с этим делом..

7 июля 1993 года судебная коллегия по уголовным делим Самарского областного суда в составе: председательствующего Курылева В.А., народных заседателей Князевой В.Н., Пресняковой Т.В. при секретаре Богатыревой О.В., с участием прокурора Мизонина В.Н., адвокатов Бочкова Б.В., Корнилова Б.А., Киреева А.А., в открытом судебном заседании в г. Самаре, рассмотрела уголовное дело и добавила братьям срока: "Воробьёва Владимира Валентиновича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ст. 102 УК РСФСР, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет. Его же признать виновным по ч.1 ст. 218 УК РСФСР, и назначить наказание 3 года лишения свободы. Его же признать виновным по ч.2 ст. 144 УК РСФСР, и назначить наказание 4 года лишения свободы без конфискации имущества. На основании ст.40 УК РСФСР путем поглощения более строгим наказанием менее строгого определить 12 лет лишения свободы без конфискации имущества. На основании ч.3 ст. 40 УК РСФСР поглотить наказание по настоящему приговору наказание, назначенное по предыдущему приговору, и окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет с конфискацией имущества и отбыванием наказания в ИТК строгого режима.
Воробьёва Сергея Валентиновича признать виновным по п. «а» ст. 102 УК РСФСР, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет. Его же признать виновным по ч.1 ст. 218 УК РСФСР, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года. Его же признать виновным по ч.2 ст. 144 УК РСФСР и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с конфискацией имущества. Па основании ст. 40 УК РСФСР окончательно назначить наказание, используя принцип поглощения более строгим наказанием менее строгого, и окончательно назначить 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ч.3 ст. 40 УК РСФСР настоящим наказанием поглотить наказание по предыдущему приговору, и окончательно назначить 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества и с отбыванием наказания в ИТК строгого режима".

В течение 90-х годов члены банды один за другим условно-досрочно вышли из мест лишения свободы, в основном с формулировками «за хорошее поведение». В 1998 году на свободе оказались и лидеры группы - Андрей Филимошин и Сергей Воробьёв, а годом позже к ним присоединился и Владимир Воробьёв. И почти сразу же после выхода на волю Сергея в правоохранительные органы пошла информация: Филимошин создал группу для хищения топлива из продуктопроводов. Итогом реализации этих оперативных данных стало задержание расхитителей летом 2000 года. Правда, в отношении Филимошина донесения «стукачей» в итоге остались лишь словами, поскольку ни в одной из операций правоохранителям так и не удалось не то что увидеть, но хотя бы почувствовать «след» легендарного бригадира. А вот его подельнику Сергею Воробьёву повезло меньше: он всё-таки засветился во время одного из милицейских рейдов, и в итоге снова оказался за решёткой. Вместе с ним в СИЗО попали и трое его подручных: Владимир Воронин, Владимир Щербинин и Евгений Живаев.
Следствие по этому делу было завершено за три месяца. Оказалось, что парни совершали хищения бензина и дизельного топлива из продуктопроводов, умудрившись провертеть дырку в огромной трубе, по которой с завода к потребителям перекачивалось готовое горючее. Через проделанное таким образом отверстие сливали нефтепродукты в многотонные цистерны, но в конце концов были задержаны с поличным.
Незадолго до начала слушаний решением суда Советского района Сергею Воробьёву была изменена мера пресечения. Вместо содержания под стражей он был выпущен из СИЗО под подписку о невыезде. Перед самым первым заседанием в областной суд из милиции поступила справка о том, что Воробьёв скрылся с места жительства неизвестно куда.

Именно поэтому в феврале 2001 года уголовное дело о незаконных врезках в трубопровод было рассмотрено областным судом только в отношении его подельников и в отсутствие самого главного обвиняемого. При этом в ходе полуторамесячного судебного разбирательства прокуратура сняла с Воронина, Щербинина и Живаева обвинение по ст. 210 УК РФ, то есть в участии в организованном преступном сообществе. Сделано это было в связи с недостатком доказательств: сами подсудимые категорически отрицали, что знакомы с Воробьёвым, а отсутствие последнего в зале суда не дало возможности провести между этими лицами очную ставку. Тем не менее судья Самарского областного суда Евгений Калюжный признал всех троих виновными по ст. 158 УК РФ, то есть в краже топлива из продуктопровода. В результате Владимир Воронин и Владимир Щербинин, как лица, уже ранее судимые, получили по восемь лет лишения свободы в колонии строгого режима, а Евгений Живаев – шесть лет лишения свободы в колонии общего режима.
Лишь летом 2002 года в поле зрения правоохранительных органов наконец-то снова попал сам Сергей Воробьёв, и уже вскоре он оказался в камере СИЗО. Правда, и в момент задержания, и двумя месяцами позже в зале суда задержанный уверял, что в течение всех этих долгих месяцев он не только не скрывался от правосудия, но даже устроился на работу в одну из фирм в городе Кинеле, то есть по месту своей постоянной регистрации. Здесь он спокойно, ни от кого не таясь, жил на квартире своей матери, причём за это же время успел сойтись с одной из своих знакомых, которая теперь от него имеет ребенка. По требованию защиты все эти факты из личной жизни подсудимого были оформлены в виде справок и приобщены к делу. Одним словом, утверждали адвокаты, никакой Воробьёв не преступник, а как раз наоборот - примерный семьянин и отличный работник.

В итоге представитель прокуратуры в своей заключительной речи на процессе заявил, что по причине недоказанности он снимает с Воробьёва обвинение сразу по нескольким пунктам, в том числе в создании организованного преступного сообщества, в умышленном повреждении чужого имущества, и так далее. Однако его участие в краже нефтепродуктов он всё-таки посчитал вполне очевидным. Основным доказательством при этом стали слова оперативников РУБОП, которые через приборы ночного видения наблюдали, как подсудимый лично руководил перекачкой бензина из трубопровода в цистерны.
Решением судебной коллегии Самарского областного суда под председательством Валерия Курылева Сергей Воробьёв в 2003 году был приговорён к 5 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Но он вышел на волю немного раньше – за хорошее поведение.

Дальнейшую судьбу Марка Пироцкого мне отследить не удалось. В 1992 году его имя всплыло во время расследования т.н. "шереметьевского дела", когда бригада Беркута (К.Беркут, О.Гусев, К.Щербаков, Е.Куянов, Богучарский) была осуждена за хищение 800 тысяч долларов в 1989 году, которые перевозились из Нью-йоркского банка в Москву. Но дело расследовалось Генпрокуратурой во взаимодействии с московским КГБ, поэтому многое так и осталось за семью печатями. Известно лишь, что Пироцкого подозревали в "наводке"... Однако, есть информация, что в конце 90-х Пироцкий "бродяжил" на самарском централе....

Интересные данные о судьбе Басиса. Так как их очень много, то приведу лишь тезисно, так как личность господина Басиса выходит за рамки данного расследования.
Из расследовиния "Бандитская Самара.Великая "ментовская" война(1997-2000гг.)" :" Далее руководители «Инконсалт» В. Чуракаев и Д. Майоров перегоняли эти деньги на счет московского представительства фирмы «Fincas Ehterprises», руководил которым тот же Чуракаев. И уже потом российские деньги уходили на счета физических и юридических лиц, открытых в 43 государствах. Аферисты умыкнули за рубеж более 65 млн долларов США. В ноябре 1999 года мошенники были арестованы. Известно и то, что от Самары в вышеуказанной схеме отмывания денег были задействованы руководители структурных подразделений ВПГ Г. Басис, С. Никитин.
Вот что рассказывал впоследствии в 2001 году Г.Басис (разумеется, "со своей колокольни"): " В августе 1998 года ко мне домой с обыском явились сотрудники налоговой полиции. Вели они себя корректно, ничего криминального не нашли. Тем более что мои взаимоотношения с "Протоном" никак не подтверждались. Затем меня вызвали на допрос к следователю. Допрос длился до 22.00, предъявили постановление о моем задержании. Меня поместили в изолятор временного содержания на трое суток, на следующий день я попал в реанимацию. Дело в том, что у меня дважды был инфаркт, а у меня при задержании забрали все лекарства, без которых я и шагу ступить не могу. В реанимации врачи констатировали клиническую смерть. Слава богу, я выжил, вышел на свободу. Но, 27 августа 1999 года, я вновь был арестован и просидел семь месяцев до тех пор, пока суд Советского района не опротестовал это решение.
Последние три месяца меня даже не допрашивали. Да я и не собирался прятаться, всегда приходил на допросы по первому же вызову. С тех пор я нахожусь под подпиской о невыезде. Хотя мне надо делать коронарное шунтирование за границей. Но выехать я туда не могу. После семи месяцев заключения я получил вторую группу инвалидности."(Самарское обозрение от 26.03.2001).

20 марта и 23 марта 2001 года Сергею Никитину и Григорию Басису были предъявлены обвинения по пяти статьям УК. Руководитель СВГК обвинялся в мошенничестве, легализации доходов, полученных
преступным путем, незаконном предпринимательстве, уклонении от уплаты налогов и злоупотреблении служебными полномочиями. У Григория Басиса добавлено обвинение в подделке документов. По мнению следствия, Григорий Басис и Сергей Никитин создали для похищения векселей из "Самаратрансгаза" преступную группу, руководителем которой был генеральный директор АО "СВГК". Обвинения базировались на показаниях ряда лиц, в том числе бывших руководителей "Самараэнерго", допрошенных в Москве. Они заявили, что "Протон" для участия в зачете привлек именно Никитин.
Адвокаты обвиняемых отнеслись ко всему происходящему спокойно. Причины своего спокойствия они объяснили тем, что предъявленные обвинения не соответствуют материалам дела. Например тем, что не найдена сторона, пострадавшая в результате действий "Протона". По версии следствия, ею является "Самаратрансгаз", который якобы недополучил векселя, обналиченные "Протоном". Однако "Самаратрансгаз" пострадавшей стороной себя не признал, что подтвердила и ревизия, проведенная в нем контролерами РАО "Газпром". В итоге дело так и развалилось...

"Самарское обозрение" от 19.06.2003:
"Спецстрой" - крупная строительная организация, специализирующаяся на прокладке городских сетей, строительстве и ремонте жилых объектов. Компания располагает достаточно привлекательным набором собственности в виде баз и помещений в разных районах города, в том числе на улице Репина и на Товарной. В период приватизации акции "Спецстроя" были скуплены его сотрудниками. В 2002 году их начали выкупать Григорий Басис, засветившийся в скандале вокруг "Протона", и Александр Гусев. Григорий Басис оформлял акции на своего сына Андрея, засветившегося в скандале вокруг фирмы "Протон", а г-н Гусев, генеральный директор ОАО "Вираж-2", стал известен благодаря истории приватизации базы на Заводском шоссе, 5. По информации "СО", в ходе приватизации "Виража" активную помощь Гусеву оказывал Владимир Батайкин. Скупка шла достаточно быстро. Однако далее один из акционеров "Спецстроя", Александр Никифоров, почувствовав угрозу со сторон Басиса и Гусева, отказался продавать свои акции, после чего был избит в подъезде собственного дома, и ему прислали гроб. После избиения он обратился за помощью к Владимиру Захарченко.
По словам Захарченко, Никифоров сказал, что на него оказывают давление и требуют продать акции. Захарченко вмешался в ситуацию, было проведено собрание акционеров, на котором владельцы пакетов акций, в общей сложности контролировавшие более чем 50%, выбрали его генеральным директором "Спецстроя". По словам предпринимателя, ситуация в компании была непростой, но ее удалось стабилизировать и сохранить разрушавшийся на глазах строительный трест. В то же время Басис и Гусев, скупившие более 30% акций, предложили Захарченко свои варианты развития ситуации вокруг треста, заключавшиеся в том, чтобы трест распродать, а всех кредиторов-дольщиков кинуть. На что Захарченко отреагировал крайне отрицательно. Он скупил более 60% акций компании и продолжал сохранять ее профиль. В феврале текущего года ситуация, по его словам, изменилась. Предложения, ранее исходившие от Гусева и Басиса, начали выдвигать другие люди, в том числе Владимир Батайкин, неоднократно упоминавшийся в прессе как член жигулевской ОПГ, и Андрей Гранкин. Чуть позже говорить от имени владельцев 30% акций стал Игорь Филиппов. Филиппок считается средним по весу криминальным лидером, тесно связанным с жигулевским преступным кланом и рядом тольяттинских бригад - группировкой Узбека, авторитетом Михновым (Крестом), Сиротой и многими другими. Менее года назад воровской мир назначил его смотрящим по Тольятти. Его имя связывали с торговлей наркотиками, в частности с поставками наркотиков на зоны. В Самару его, вероятнее всего, мог привлечь связанный с ним ранее Владимир Батайкин. Но то, что решалось быстро в Тольятти и Жигулевске, похоже, не решилось в Самаре.
Попытка надавить на главу группы "Захар" и предложение продать часть имущества не возымели ровно никакого действия. Как говорит Захарченко, гости из Жигулевска и Тольятти приводили ему в качестве примеров того, "что происходит с людьми", случаи, произошедшие с Александром Никифоровым и редактором газеты "Тольяттинское обозрение" Валерием Ивановым, убитым в апреле 2002 года".
 
В последний день июня 2009 года Владимир Захарченко с женой Мариной Владимировной Григорьевой и 12-летним сыном Глебом возвращались с пляжа в 16.30 по местному времени (18.30 по московскому). Поднимаясь по небольшой аллее, семья направлялась к BMW серого цвета, припаркованному на авеню Винсен-Ориоль. В этот момент к ним подьехал мотоциклист в шлеме, несколько раз выстрелил во Владимира Захарченко из пистолета и умчался на большой скорости. Бизнесмен рухнул на асфальт, а жена и сын начали кричать. Как рассказали очевидцы, сын бизнесмена побежал было за уезжающим киллером, но тот обернулся и выстрелил в сторону мальчика. Киллер использовал пистолет Magnum357. Ему удалось скрыться (по некоторым данным мотоцикл был с немецкими номерами). Всего в бизнесмена попало пять пуль. Раненого доставили в больницу Лаванду, а оттуда на вертолете перевезли в госпиталь Фонт-Пре города Тулона. Однако, ранение в голову оказалось смертельным. В 17.45 по местному времени медики констатировали смерть Владимира Захарченко.
Об "империи Басиса" я расскажу в отдельном расследовании..

Но вернемся к Филимошину.
Летом 2019 года пожилого авторитета задержали сотрудники полиции. В вину Филимошину вменили организацию серии заказных нападений, включая резонансную атаку на главу теруправления Росимущества Айвара Кинжабаева. Кинжабаев стал жертвой нападения 10 ноября 2018 года у себя дома, в поселке Кириллинский – его избили арматурой и ударили ножом. Преступление длительное время значилось нераскрытым.
Позднее в деле появились другие потерпевшие, включая бизнесмена Владимира Патрина, члена совета директоров АО «Жигулевское пиво» Виктора Догушева и среднего сына фигуранта оперучета МВД Владимира Мукоедова – Григория. Следствие полагало, что Филимошин якобы мог являться организатором силовых акций, а избиениями занимались исполнители – всего их 7 человек, все сейчас находятся под арестом.
Весной 2020 года Филимошину в очередной раз продлили срок содержания под стражей, но тут его защита сломала привычную схему обжалования. Дождавшись вступления решения в законную силу, его адвокаты подали жалобу не в апелляционную инстанцию областного суда, а в 6-й кассационный суд общей юрисдикции, работающий в Самаре с осени 2019 года. Ход неожиданно оказался верным – кассация отменила решение о продлении срока ареста Филимошину.
В конце апреля 2020 года дело снова рассмотрел Самарский райсуд и избрал фигуранту меру пресечения в виде домашнего ареста. В начале мая с таким же ходатайством в суд вышли и следователи СК, в производстве которых находится дело преступной группы, избившей Кинжабаева.
И вот итог от СК: "Третьим отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Самарской области завершено расследование уголовного дела в отношении Андрея Филимошина, Василия Грака, Валерия Сарибекова, Павла Немова, Максима Фольца, Фёдора Колычева, Василя Немова, Якова Калинкина и Александра Клишненко. В зависимости от роли каждого они обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершённое группой лиц по предварительному сговору), ч. 1 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ч. 2 ст. 167 УК РФ (умышленные уничтожение и повреждение имущества, путем поджога), п.п. «г», «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, совершенное организованной группой, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия), ч. 1 ст. 139 УК РФ (нарушение неприкосновенности жилища), п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство, совершенное организованной группой).
По версии следствия, 10 ноября 2018 года примерно в 20 часов несколько человек, действуя группой лиц по предварительному сговору, незаконно проникли в жилой дом, расположенный в Красноярском районе Самарской области, где причинили тяжкий вред здоровью мужчине 1969 года рождения. На момент совершения преступления потерпевший являлся врио руководителя Росимущества по городу Москве. Злоумышленники в момент совершения преступления находились в масках, что затрудняло их опознание потерпевшим и свидетелями, присутствующими в доме в момент нападения.
В ходе оперативно-разыскных мероприятий сотрудниками УФСБ России по Самарской области и уголовного розыска было проверено более 2 тысяч владельцев автомашин и около 800 абонентов сотовой связи, которые находились в районе совершения преступления. Благодаря грамотно проведенным следственным действиям и оперативным мероприятиям удалось раскрыть неочевидное преступление и задержать лиц, причастных к его совершению.
Так, в июне 2019 года было задержано семеро местных жителей, которые по версии следствия причастны как к совершению указанного преступления, так и иных подобных нападений по найму на граждан Самарской области.
Операция по задержанию обвиняемых была тщательно спланирована и проведена сотрудниками уголовного розыска ГУ МВД России по Самарской области и специальных подразделений управления Росгвардии по Самарской области. Захват злоумышленников производился сотрудниками СОБР и ОМОН одновременно по нескольким адресам.
Из задержанных лиц в нападении на руководителя ТУ Росимущества в Самарской области обвиняются: Василий Грак, Павел Немов и Максим Фольц. По версии следствия, нападение они совершили по найму, получив в зависимости от роли каждого за совершенное деяние денежное вознаграждение в размере от 125 до 150 тысяч рублей, а телесные повреждения наносили арматурами, дубинками и ножом.
Кроме того, задержан посредник в совершении указанного преступления – Андрей Филимошин, который свою причастность отрицает. Однако следствие полагает, что именно он выступал в роли посредника между заказчиком и исполнителями преступления и в том числе, передавал денежное вознаграждение исполнителям.
Основной версией совершенного преступления следствие считает профессиональную деятельность потерпевшего.
Кроме того, по версии следствия, в 2016 году Грак и Филимошин, ранее судимые за бандитизм и убийство, создали организованную преступную группу, в которую вовлекли остальных обвиняемых.
На протяжении 3 лет Василий Грак, Павел Немов, Максим Фольц, Василий Немов, Валерий Сарибеков, Федор Колычев, Яков Калинкин и Александр Клишненко совершили 13 преступлений и участвовали в 11 подобных нападениях на других жителей Самарской области по найму за денежное вознаграждение в зависимости от роли каждого от 40 до 200 тысяч рублей."
Теперь ждем суда....
На первой фото потерпевший Айвар Кинжабаев. На следующих участники ОПГ на следственных мероприятиях
 


Tags: Бандитская Самара, Криминальная губерния, Криминальная революция в России, Олег Иванец, криминалитет, правоохранительные органы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments