олег иванец (ivanetsoleg) wrote,
олег иванец
ivanetsoleg

Category:

Станкевич и штурм Грозного (1995)

В 2020 году я написал большое расследование, посвященное 25-летию Геройского подвига бойцов 81-го полка при штурме Грозного. Все расследование я писал на основе открытых источников. Очень много места посвятил фигуре бывшего заместителя командира 81-го гвардейского мотострелкового полка, удостоенного за мужество и героизм, проявленных в тех январских боях в Грозном, звания Героя Российской Федерации. На данное расследование было огромное количество откликов- как положительных, так и... отрицательных. Меня обвинили в "заказухе" от депутата Государственной Думы Игоря Станкевича. Мол, я все вру и преувеличиваю (это мягко сказано) его роль... Так как большинство комментаторов были анонимны, то я проигнорировал их рассказы.

НО ТЕПЕРЬ Я ГОТОВ ИЗВИНИТЬСЯ ПЕРЕД ЖИВЫМИ И ПОГИБШИМИ. ВЕТЕРАНЫ ЗАЯВИЛИ ОТКРЫТО. ВОЗМОЖНО, Я БЫЛ И НЕ ПРАВ. Но это не была заказуха. Информацию я черпал из официальных источников, хотя понимал, что нашу историю нам преподносят, как это выгодно властьимущим. ПУСТЬ ИСТОРИЯ НАС РАССУДИТ. И КОЕ КОГО НАКАЖЕТ...

14 декабря 1994 года 81-й гвардейский мотострелковый полк (дислокация- поселок Рощинский Самарской области) был поднят по тревоге и начал переброску в Моздок. Переброска осуществлялась шестью эшелонами. К 20 декабря полк полностью сосредоточился на полигоне в Моздоке. В полку к моменту прибытия на станцию Моздок из 54 командиров взводов 49 только-только закончили гражданские вузы. Большинство из них не сделали ни одного выстрела из автомата, не говоря уже о стрельбе штатным снарядом из своих танков. Всего в Моздок прибыло 31 танк (из них 7 неисправных), 96 БМП (из низ 27 неисправных), 24 БТР (5 неисправных), 38 САУ (12 неисправных), 159 единиц автомобильной техники (28 неисправных). К тому же на танках отсутствовали элементы динамической защиты. Более половины аккумуляторов оказались разряженными (машины заводились с буксира). Неисправные средства связи складировались буквально штабелями.

"Да, наш полк понес в Грозном ощутимые потери: и в личном составе, и в технике, — говорил Игорь Станкевич — Но мы оказались на острие главного удара, а первым, как известно, всегда труднее всего. Во всех сражениях те, кто выставлен в авангард, рискуют больше остальных. Я ответственно заявляю: наш полк поставленную ему задачу выполнил. И скажу больше: общий замысел всей операции в Грозном был реализован, в том числе, благодаря мужеству и отваге наших солдат и офицеров, которые первыми вступили в бой и героически сражались все эти тяжелые январские дни".

Из расследования журналиста Владимира Воронова ("Совершенно секретно", No.12/247 за 2009 год):
"К началу войны в Чечне некогда элитный полк представлял жалкое зрелище. Из служивших в Германии кадровых офицеров не осталось почти никого, а 66 офицеров полка вообще не были кадровыми – «двухгодичники» из гражданских вузов с военными кафедрами! Например, лейтенант Валерий Губарев, командир мотострелкового взвода, выпускник Новосибирского металлургического института: его призвали в армию весной 1994-го. Он уже в госпитале рассказывал, как ему прислали гранатометчиков и снайпера в последний момент перед боем. «Снайпер говорит: «Покажите хоть, как стрелять». И гранатометчики – о том же… Уже в колонну строиться, а я все гранатометчиков тренирую…»

Командир 81-го полка Александр Ярославцев позже признал: «Люди, честно сказать, обучены были слабовато, кто БМП мало водил, кто мало стрелял. А из таких специфических видов оружия, как подствольный гранатомет и огнемет, солдаты вообще не стреляли». Лейтенант Сергей Терехин, командир танкового взвода, раненный во время штурма, утверждал: лишь за две недели до первого (и последнего) боя его взвод был укомплектован людьми. А в самом 81-м полку не хватало половины личного состава. Это подтверждал и начальник штаба полка Семен Бурлаков: «Мы сосредоточились в Моздоке. Нам дали два дня на переформирование, после этого маршем пошли под Грозный. На всех уровнях мы докладывали, что полк в таком составе не готов к ведению боевых действий. Мы считались мобильным подразделением, однако были укомплектованы по штату мирного времени: у нас насчитывалось лишь 50 процентов личного состава. Но самое главное, что в мотострелковых отделениях не было пехоты, только экипажи боевых машин. Непосредственно стрелков, тех, кто должен обеспечивать безопасность боевых машин, не было. Поэтому мы шли, что называется, «голой броней». И, опять же, подавляющая часть взводных – ребята-двухгодичники, которые понятия не имели о ведении боевых действий. Механики-водители умели только заводить машину и трогаться. Наводчики-операторы вообще не могли стрелять с боевых машин».

Карт Грозного не было ни у комбатов, ни у ротных и взводных командиров: они не знали, как ориентироваться в чужом городе! Командир роты связи полка.. капитан Станислав Спиридонов в интервью самарским журналистам сказал: «Карты? Карты были, но у всех разные, разных лет, они не стыковались между собой, даже названия улиц разные». Впрочем, взводные-двухгодичники карты читать вообще не умели. «Тут на связь с нами вышел сам начальник штаба дивизии, – вспоминал Губарев, – и лично поставил задачу: 5-й роте по Чехова – налево, а нам, 6-й роте, – направо. Так и сказал – направо. Просто направо». Когда началось наступление, боевая задача полка менялась каждые три часа, так что смело можно считать, что ее не было.

Полк понес колоссальные потери...
Смотрите видео... Видео не про войну, а про ветеранов. Самара все помнит...




Tags: Былое, Быть человеком!, Да здравствует партия Единая Россия, Криминальная губерния, власть, жизнь, партия власти, правосудие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments